Главная Клички собак Анатомия собаки Болезни собак Знаменитые собаки Собачий гороскоп Законодательство Статьи
  Содержание собак
Воспитание собак
Уход за собакой
Выгул собак
Дрессировка
Кормление
Стрижка собак
 
       
Породы собак
  • Овчарки, пастушьи
  • Пинчеры, молоссы
  • Терьеры
  • Таксы
  • Шпицы и примитивные
  • Гончие
  • Легавые
  • Ретриверы, спаниели
  • Декоративные собаки
  • Борзые
  • Непризнанные породы
    Дикие собаки
     
           
      Реклама
     
           
    Партнеры




     

    Породы собак / Дикие собаки

    Гибридизация лайки с волком.

    Некоторые охотники, особенно любящие охотиться  по крупному зверю, пытаются получить гибридов от волка и лайки. При этом они полагают, что такие гибриды  будут не только сильными  и выносливыми, но и должны обладать лучшими, чем у лаек, обонянием, слухом и зрением.

    Возможность получения гибридов от волка  и собаки была известна и использовалась в далеком прошлом. Римский историк  Плиний Старший сообщал, что галлы привязывали  своих сук в лесах, чтобы они спаривались с волками. По утверждению  проф. С.А. Грюнера  (1929), народности северо-восточной Сибири и Камчатки умышленно  приливали кровь  волка ездовой лайке и получаемые  гибриды  ценились за резвость, выносливость, способность долго переносить голод и пробегать  большие расстояния.

    Волк в качестве улучшателя, по-видимому, наиболее часто использовался в ездовом собаководстве. Улучшение рабочих  качеств охотничьих собак путем гибридизации  с волком также  имело место, хотя  и в меньшей степени. Радде (1862) писал, что очень похожие на волков  охотничьи  собаки  нередки у охотников Восточной Азии, которые  предполагают у этих собак примесь волчьей крови  и высоко их ценят. О возможностях улучшения рабочих лаек  путем гибридизации  с  волком Н.А Байков (1927) писал  следующее «непосредственное примешивание   волчьей крови хотя и дает  потомству рост, силу, выносливость и злобность, но лишает его тех драгоценных качеств, которые так ценятся  в настоящей лайке :  послушания , привязанности к человеку и звонкого голоса. Поэтому все местные  промышленники предпочитают скрещивать своих собак не с волками, а с отдаленными  потомками в четвертом и пятом поколении.»

    Обобщая имеющиеся данные о волчье-собачьих гибридах,  можно считать то, что гибриды  первой генерации не пригодны для использовании в какой-либо работе (служебной, охотничьей), так как они пугливы, своевольны, неуравновешенны и не поддаются дрессировке. Не  пригодны и гибриды второй генерации, хотя среди них  встречаются отдельные  сравнительно послушные и управляемые особи, которые могут быть использованы в дальнейшей селекционной работе.

    В связи с этим невольно возникает вопрос, есть ли смысл заниматься гибридизацией лаек с  волком, когда  имеется ряд четко сформированных заводских  пород, в которых есть много хорошо работающих собак? И второе, если гибридизация  лаек с волком  желательна, то что конкретно нужно улучшать в лайках прилитием  крови волка?

    По мнению  многих  наблюдателей, дикие псовые, в том числе и волк, обладают более острым  обонянием,  слухом и зрением,  чем домашние собаки. В.Герре (1972) пишет:

    «…хотя  среди собак и встречаются такие узкие  специалисты, как ищейки, но даже их повышенное чутье не может идти ни в какое сравнение с многосторонне развитым обонянием волков…» Более острое обоняние, слух и зрение волка, очевидно, обусловлено  лучшим развитием тех отделов головного мозга, где расположены соответствующие центры этих органов чувств. Относительный вес мозга у волков на 30% больше, чем у собак, причем у волков наиболее развиты те отделы мозга, в которые  поступает информация от органов чувств. Да и сами  органы чувств - глаза, уши, нос - у волков  развиты лучше, чем у собак  (Герре, Цимен, 1972).

    Мы полагали, что кроме более острого обоняния, зрения , слуха, неплохо передать лайкам  и некоторые другие свойства волка, такие как осторожность и недоверие к незнакомым.  Известно, что  большинство лаек дружелюбно относятся к людям. Эта черта поведения приносит много тревог владельцам и служит одной из причин потери собак.

     Таким образом, путем прилития крови волка к лайкам, нам представилась  возможность получить  линии лаек с ценными свойствами. Однако без тщательно проведенных опытов  было преждевременно говорить что- либо определенное в этом отношении. Опыты по гибридизации волка с лайкой   и наблюдения за ними   были начаты    в питомнике  ВНИИОЗ научным руководителем  А.Т.Войлочниковым.  

    Весной 1974 г. от прирученной волчицы Найды, взятой щенком из логова и выращенной охотником, родились  четыре щенка гибрида: три самца и самка. Их отцом был выбракованный из питомника ВНИИОЗ 13-летний западносибирский кобель Рекс 1349/лзс, который имел отличный экстерьер, серый «волчий» окрас и рост в холке около 60 см. По охотничьим свойствам Рекс был типичной зверовой лайкой. На притравках  по подсадному медведю он смело работал по зверю. Хорошо работали по крупному зверю и многие его дети.
    Самка-гибрид Улька, взятая из-под волчицы Найды в возрасте 68-и дней, была приобретена питомником ВНИИОЗ и выращена в нем. Улька внешне напоминала волка, как окрасом так  и сложкой , хвост нередко держала кольцом.
    Несмотря на все наши усилия, мы  не могли добиться  заметного приручения Ульки. Она оставалась пугливой, недоверчивой  не только  к посторонним,  но и к егерю, который постоянно  с нею занимался. Ее ни разу не выпускали свободно в лес, поэтому невозможно сказать что-либо о поведении этого гибрида при относительной свободе. Иногда ночью  она выла по-волчьи, и однажды  зимой на ее вой откликнулись  волки, подходившие к питомнику. Лаять Улька не умела,   можно было изредка услышать ее «взбрехивание».

    Из братьев Ульки  нам было известно лишь об одном.  Выращенный в сельской местности , он свободно  разгуливал  по деревне  и подходил  на зов хозяина. В двухлетнем  возрасте он задавил 37 овец. Владелец, привязанный к гибриду, расплатившись за овец, продолжал его держать.Но в дальнейшем его все-таки пришлось уничтожить, так как он продолжал давить домашних животных.

    Первая течка у Ульки началась  в январе 1976 г., в возрасте 1 года 8 месяцев. Улька была  покрыта  западносибирским кобелем  Самуром светло-рыжего окраса , крупного роста, с отличным экстерьером. После 64 дней беременности она ощенилась, в помете было два самца  и самка. При выкармливании щенков она неоднократно отрыгивала им съеденную пищу.

    Следует отметить сильную привязанность  Ульки к Самуру, отцу щенков, которого содержали в другой вольере. При любой возможности она находила вольеру  Самура, подходила  вплотную к сетке, терлась о нее и принимала позы подчинения и «заискивания». Такое поведение наблюдалось не только в период  выкармливания щенков, но и через год после их появления .

    Из помета Ульки в питомнике была оставлена самка по кличке Буба. Самцов передали охотникам. Бубу  с 3-недельного  возраста выращивали и содержали в городской квартире. Первые  недели ее почти  не слышно было днем, она  либо спала, либо лежала  тихо в укромном месте. Ночью же проявляла значительную активность,  в первое время пребывания в квартире она иногда  издавала типичный волчий вой. До 7-месячного возраста она мало  встречалась  с посторонними людьми, возможно, это было причиной того, что в дальнейшем она боялась  незнакомых людей и при появлении  их забивалась  под  письменный  стол и лежала там, не шевелясь до тех пор, пока не уходили посторонние.

    Внешне Буба была похожа на западносибирскую лайку, соломенно-рыжего окраса, хвост обычно держала кольцом, но при посторонних опускала его «поленом». Ее голова была похожа на голову породной западносибирской лайки. В сравнении с лайками у нее были  лучше выражены углы  сочленений задних конечностей, удлиненные лапы, при такой сложке у нее отмечалась типично волчья «пружинистая» рысь. Глаза у Бубы, как и у волка, были желтые, лишь возле зрачка имелось неширокое кольцо радужной оболочки карего цвета. Она была очень привязана к членам семьи, в которой выросла и очень любила моего мужа, когда он уезжал , она скучала и  неохотно выходила на прогулки. В нашей семье она прожила 18 лет.   

    Буба отличалась упрямством, своеволием и в большинстве случаев  была неуправляема.  Все  незнакомое  вызывало  у нее повышенную настороженность, а в некоторых случаях  панический страх. Особенно она боялась  колеблющихся  на ветру тряпок.  Во время игры у нее  проявлялись движения  и позы, не наблюдающиеся у лаек. В лесу  Буба отходила  довольно далеко  от своих хозяев, но никогда не теряла их. У нее было очень хорошее обоняние, прекрасный слух и зрение. Она  была приучена к выстрелу, подходила на лай знакомых ей собак. При  ней лайки неоднократно  находили и облаивали  белок, и  она не проявляла никакого интереса, но если  удавалось схватить отстреленную  белку, то зверька съедала. Никакие  запрещающие команды ее не останавливали..

    В феврале 1979г от вязки с лучшим производителем питомника Серко 2822/лзс ,у  Бубы родились щенки, в помете было  четыре  самки и  самец. Три щенка  имели    светло-серый окрас  и два светло-рыжий (у всех имелись небольшие белые отметины на концах ног и морде).

    В период выкармливания щенков, как только в квартире  появлялся  кто-либо из посторонних, Буба  сразу покидала своих детей и пряталась под стол, чего никогда не замечали у лаек.

    Гибриды развивались медленнее, чем щенки лаек, которые  появились почти одновременно со щенками Бубы в этой же квартире. До 2-недельного возраста они были молчаливы, наибольшая активность у них отмечалась  в ночное время.  Днем же в  большинстве случаев  лежали тихо, не покидая своего места. Лишь в возрасте 3-х недель гибриды начали выходить из своего угла и бродить по комнате. В месячном возрасте  хвосты у них были закручены   в тугое кольцо, но уши встали значительно позже.

    В возрасте 1-1,5 месяца  щенки Бубы были переданы любителям. Их владельцы регулярно сообщали нам о  росте и развитии этих гибридов, отмечали  спокойный характер щенков,  острое обоняние, хорошие слух и зрение. К 6-7-месячному  возрасту многие щенки твердо усвоили и хорошо выполняли ряд команд, отмечалось  хорошее послушание, проявлялся охотничий инстинкт, свойственный лайкам, они облаивали глухарей, белок, разыскивали ондатр.

    Азот, один из братьев Бубы, выращивался  в небольшом районном городке и содержался на закрытом дворе. Окрас у него был рыжий с черновато-серыми тонами на голове и на спине. По общей сложке он напоминал волка. Азот был очень привязан к своим хозяевам. Его регулярно  выводили в лес и он быстро приходил на зов. По утверждению владельца, Азот отличался сообразительностью, в то же время он настороженно, с недоверием  относился к незнакомым и был пуглив. Каких-либо охотничьих свойств этот гибрид не проявлял.

    Серый, второй брат Бубы, внешне не отличался от западносибирских лаек ни окрасом, ни сложкой. Рослый,  высотой в холке 61 см, имел рыжий  с серыми тонами окрас. Грудь, шея, живот и ноги у него были белые.  Он выращивался в сельской местности и до 9-месячного  возраста бегал свободно, лишь после того, как он начал давить кур, кошек и делал  попытки давить коз, его стали содержать в вольере. Серый был очень понятлив и привязан к своему хозяину, к посторонним же относился с недоверием, не подходил к ним, хотя и не проявлял какой-либо боязни.

    В возрасте около года Серый вместе с западносибирской лайкой впервые облаял лося. После того, как лось ушел и западносибирская лайка стала молча его преследовать, он остался на  месте и не пошел за лосем. В дальнейшем он неоднократно облаивал лосей, иногда преследовал их., но обычно вскоре возвращался.  В двухлетнем возрасте его испытали по подсадному медведю. Серый был осторожен, но не проявлял трусости и, настойчиво облаивая зверя, нападал сзади и делал хватки за гачи, весной 1979 г. он вновь был испытан по подсадному медведю и опять показал себя смелым.

    В марте 1978 г. от Серого и чистопородной западносибирской  лайки  Румки, принадлежащей питомнику ВНИИОЗ, получили помет из гибридов третьей генерации, в котором  были  три  самца и самка. Самца и самку  оставили в питомнике, а двух самцов передали на воспитание  охотникам.  Все потомки Серого были выращены, внешне ничем не отличались от породных лаек , лишь глаза у  некоторых были светлые (у одного гибрида из этого помета глаза были карие). Гибриды, воспитывавшиеся в питомнике, оказались более пугливыми, чем находящиеся у охотников. И те и другие признавали только хорошо знакомых  им людей – егерей и владельцев. К незнакомым лицам они относились настороженно и не подходили к ним.

    Гибриды, находившиеся у охотников, были привязаны  к своим владельцам, знали ряд команд и хорошо их выполняли. С 8-9-месячного  возраста их брали на охоту  вместе с лайками, и уже в этом возрасте  гибриды  проявляли  хорошие охотничьи свойства. Так, гибрид  Гоша (владелец А.Р.Санович, г.Киров) в 10-месячном  возрасте с лайкой «поставили» лося, который был добыт. Гибрид Карат (владелец В.В.Каюков, г.Вятские Поляны) при охоте на тетеревов  выпугивал дичь, быстро находил   убежавших подранков, придавливал их, но не рвал. Он активно  искал ондатру и норок,  находил и облаивал куницу.

    У Гоши и Карата, по утверждению владельцев, обоняние, слух и зрение были значительно  лучше развиты, чем у принадлежавших им лаек.. Эти гибриды были очень энергичны, смелы в лесу и в то же время управляемы.

    Получив гибридов трех генераций мы могли сделать предварительные выводы. Основной из них заключался  в том, что волк мог быть использован в качестве улучшателя некоторых свойств лаек. Гибриды обладали лучшими, чем лайки обонянием, слухом и зрением, привязанностью к своим  владельцам и  с недоверием и настороженностью относились  к незнакомым лицам.

    Гибриды волка с западносибирскими лайками первого поколения и по фенотипу и по поведенческим свойствам, по существу, не отличались от волков. Они  не пригодны для использования на охоте.

    Гибриды второго поколения отличались большим разнообразием  по внешнему виду. У них доминировали волчьи поведенческие свойства. Среди  гибридов второго поколения  могли появляться особи, которые довольно управляемы и ограниченно пригодны для охоты.   

    Гибриды третьей генерации внешне практически не отличались от западносибирских  лаек  Поведение у них во многом  формировалось  под влиянием среды, в которой происходило воспитание и обучение., если с ними систематически занимались, они становились управляемы, и у ряда этих гибридов проявлялись охотничьи качества, свойственные лайкам.

    Владельцы, имевшие гибридов четвертой генерации, отмечали у них хорошее обоняние. слух и зрение, ориентировочную реакцию, не злобность к людям и не трусливость. Гибридов четвертого и последующих поколений наши наблюдения позволяют в дальнейшем  называть  западносибирскими лайками  с прилитием волчьей крови. Эти  лайки имеют четырехколенное родословное свидетельство о происхождении.   Внешне они не отличаются  от породных западносибирских лаек. На экстерьерных рингах областных и Всероссийских выставках  они получают   оценки за экстерьер «отлично» или «очень хорошо», и если их натаскивали с раннего возраста, проявляют  хорошие охотничьи качества, большинство из них имеют  склонность к работе по крупному зверю, некоторые хорошо работают по боровой дичи, белке, кунице.

    В процессе многолетней работы была создана  племенная линия, родоначальником которой стал Серый(2-е поколение), Гоша (3-е поколение), Аян (4- поколение), ч.Грей 7287/лзс (5-е поколение),  Сайгач 1982/98 (6-е поколение)  Тунгус 5707/05 (7-е поколение). Эти производители  имели высшие оценки экстерьера, отлично работали по лосю, кабану, медведю и стойко передавали эти  качества по наследству. Среди потомков Бубы наиболее выдающиеся: чемпион Болгарии Самур (владелец Н.Радев), чемпион Баргузин  0925/95 (владелец Марчук А.Г. г.Кирово-Чепецк), чемпион Багира 5980/лзс (владелец питомник ВНИИОЗ), чемпион Гейда 0831/94 (владелец Торопов В.А. г.Орлов), и др.

    Таким образом, наши материалы позволяют утверждать, что применяя методы поглотительного скрещивания , волка можно использовать в качестве  улучшателя некоторых  свойств лаек.   Но разведение гибридов – сложное, трудоемкое дело, требующее соответствующих условий и длительного времени.

    Автор - С. Д. Войлочникова