Главная Клички собак Анатомия собаки Болезни собак Знаменитые собаки Собачий гороскоп Законодательство Статьи
  Содержание собак
Воспитание собак
Уход за собакой
Выгул собак
Дрессировка
Кормление
Стрижка собак
 
       
Породы собак
  • Овчарки, пастушьи
  • Пинчеры, молоссы
  • Терьеры
  • Таксы
  • Шпицы и примитивные
  • Гончие
  • Легавые
  • Ретриверы, спаниели
  • Декоративные собаки
  • Борзые
  • Непризнанные породы
    Дикие собаки
     
           
      Реклама
     
           
    Партнеры
    Командные чемпионаты страны по кроссу на мотоциклах http://www.carracer.ru/motocross



     

    Породы собак / Непризнанные породы

    Восточноевропейская овчарка

    Восточноевропейская овчарка - служебная порода собак, созданная на базе немецких овчарки, вывезенных из Германии.

    Организованное разведения служебных собак, в том числе и немецких овчарок в СССР следует отнести к 1924 году, когда Центральной школой собаководства ОГПУ и Центральной школой собак-ищеек ОУР и НКВД были завезены значительные группы служебных собак из Германии. К сожалению, всё это поголовье приобреталось без учета дальнейшего племенного разведения в СССР и, наряду с отдельными интересными по кровям и экстерьеру собаками, принадлежащих к лучшим заводским линиям того времени были привезены и чисто пользовательные, пригодные лишь для работы животные.
    Последующие привозы собак были более квалифицированными, приобретались потомки лучших производителей того времени. Из привезённых собак выделилась группа стойких производителей, которые широко использовали в селекционной работе.
    Далее, в связи с осложнением международных отношений, исчезла возможность свободного ввоза качественных производителей из Германии, и племенная работа велась исключительно на основе национального поголовья.
    После второй мировой войны в историю разведения овчарок этого периода вошли такие трофейные собаки, привезённые из военных и полицейских питомников Германии.
    В результате этой большой комплексной работы в СССР сложился более крупный чем в Западной Европе, гармонично сложенный, крепкий и крепкий сухой тип немецкой овчарки, получивший название "восточно-европейский". Направленный отбор и подбор в сочетании с факторами акселерации и климатических условий способствовали закреплению более крупного, крепкого и сухого типа.

    Огромный урон породе нанес кобель Ингул. В 1946 году в Москве на выставке появился отлично выращенный молодой кобель, который на фоне собак, выращенных на недокорме военного времени, сразу обратил на себя внимание. Ингул имел ряд заметных недостатков экстерьера, но был очень породен и наряден, а эти качества в тот период встречались нечасто. Как производитель он оказался невероятно препотентным (способность передавать по наследству свои племенные качества), и, если можно так выразиться, буквально штамповал всех щенков по образу и подобию своему, со всеми присущими ему как положительными, так и отрицательными качествами. Под Ингула ставились все лучшие суки не только Московского, но и многих других клубов. Таким образом, фактически генеалогическая структура породы была сведена к кровной линии Ингула.
    Что Ингул крипторх, случайно обнаружили только на третьем году его блестящей племенной карьеры (в то время не практиковалась обязательная проверка кобелей на крипторхизм, хотя крипторхов, если таковых выявляли, в разведение не допускали). Но Ингул был чемпионом из чемпионов! Самым востребованным кобелем СССР! И его сын - Абрек (тоже крипторх) - к тому времени стал таким же знаменитым, как отец! И тогда для спасения Ингула, а главное, во имя спасения «чести мундира», выставочный комитет Московской городской выставки 1950 г. «принял беспрецедентное решение — не считать крипторхизм пороком! Несмотря на протесты отдельных судей, решение это осталось в силе, а затем при составлении сборника Положений и Инструкций по служебному собаководству ЦК ДОСААФ СССР (1956 г.) вопрос о крипторхизме вообще был обойден молчанием, что дало возможность узаконить этот порок в служебном собаководстве.
    Пятнадцать лет крипторхи использовались в разведении немецких овчарок. За это время почти все, за самым малым исключением, поголовье, находившееся в руках любителей, оказалось породненным на крипторхов, а многие собаки были выведены в многократном инбридинге на них, прежде всего на Ингула и его внука, крипторха же, Тайшета (вл. Свешников). И потомки крипторхов разительно изменились. В их конституции, экстерьере и поведении проявились все признаки нарушения эндокринной регуляции, характерные для данной патологии. Сильно увеличился рост за счет удлинения костей конечностей, появилось огромное количество светлоокрашенных короткошерстных собак. Часты стали хронические экзематозные заболевания, которые диагносцируются как авитаминозы. Совершенно естественно, что вслед за ростом увеличилась и вся масса тела собаки, что повлекло за собой более выпрямленные углы конечностей, т. к. они в данном случае обеспечивали телу большую устойчивость. Вслед за укороченной лопаткой стала более отвесной пясть и шея получила более высокий выход. Все это привело к тому, что собака такого размера и такой конфигурации потеряла характерные только для немецкой овчарки плавный и широкий шаг и продуктивную стелющуюся рысь. Сюда же надо отнести и довольно большой процент неполнозубых собак. Совершенно не характерна для немецкой овчарки узкая, удлиненная голова со сглаженным переходом от лба к морде, опущенная и легкая морда, что помимо последовательных корреляционных изменений, является типичным недостатком Ингула. Увеличение роста и массы тела повлекло за собой потерю подвижности. Появилось много собак незлобных, медленно и вяло работающих, а также собак с ослабленными тормозными реакциями, которые для работы в естественных условиях не пригодны. Кстати, сам Ингул, хотя его обучал лично один из лучших московских дрессировщиков того времени, на задержание работать не мог из-за отсутствия злобы. Обязательная проверка на крипторхизм была введена лишь в 1964 году.

    Рост овчарок увеличивался спонтанно и вместе с тем утрачивались нормальные пропорции сложения. Остановить этот процесс какой-то корректирующей селекцией или подбором было совершенно невозможно. Популяция вышла из границ стандарта без всякого на то желания “кинологов” ДОСААФ. Тем оставалось лишь поднимать и поднимать верхний предел роста в стандарте, достигнув в итоге 72 см. Фактически же отдельные экземпляры забирались и за 80-сантиметровый рубеж. Не замечать неординарности происходящего более было невозможно.
    Так как изменения в популяции, под влиянием такого количества крипторхов, уже были явными, то та же племенная комиссия приняла решение - отныне считать популяцию овчарок в Советском Союзе самостоятельной породой.

    На Кировской областной выставке в 1964 году было 24%, на Пермской областной в 1965 году - 26%, на Горьковской областной выставке в 1966 году было 33,3% крипторхов среди кобелей младшей возрастной группы. По прежнему процветала неполнозубость: то и дело попадались ВЕО с отсутствием сразу четырех-пяти, а то и более премоляров.
    В 1965 г. под напором группы Степанова и Орловской президиум Всесоюзной Федерации служебного собаководства принял решение считать крипторхизм дисквалифицирующим пороком. С 1968 г. было запрещено инбридировать на крипторхов в пределах родословной. Но эти полумеры уже не могли спасти вырождающуюся популяцию. В 1969 г. Центральный Комитет ДОСААФ был вынужден запросить ученых ряда крупных научных учреждений и те прислали свои отзывы, в которых содержались самые нелицеприятные оценки качеству работы с породой и настоятельные рекомендации создать новые линии со здоровой наследственностью, используя для этого импортных собак.

    Зоотехники пытались исправить недостатки и пороки развития восточноевропейской овчарки, приливая крови лаек, догов, да и просто крупных дворняг. В 80-х годах в стране начали появляться настоящие немцы. Их привозили из Чехословакии, Венгрии и ГДР. По сравнению с огромными восточниками они были маленькими и коренастыми. Но специалисты сразу же оценили их непрошибаемую психику и неуемное желание работы. И, хотя на выставках немцев задвигали назад, щенков купить было невозможно - они просто разлетались. Со временем все силовые структуры перешли на немцев, как более надежных и работоспособных собак.

    События середины 1980-х гг. – начала 1990-х гг., связанные с развалов СССР отразились на восточниках. С появлением возможности ввозить производителей из Германии отдельные заводчики стали активно использовать их для племенной работы, пытаясь видоизменить отечественное поголовье. В результате поголовью ВЕО был нанесен существенный урон. Получавшееся гетерозисное потомство первых генераций отличалось мощью сложения и, в массе, хорошими рабочими качествами. Этих собак охотно закупали для службы. Конечно, замкнув их разведение “в себе”, нельзя было ожидать сохранения полученных качеств, поскольку крипторхическая наследственность вскоре неминуемо бы себя проявила и поголовье опять скатилось до прежнего уровня ВЕО (что позднее и случилось в ряде клубов). Поэтому “полукровок” из поколения в поколение перекрывали кобелями-”немцами”. Благодаря этому действию появилась возможность разнообразить генетические линии, устранить некоторые недостатки ВЕО (к примеру, убрать излишнюю «мягкость» спины), улучшить анатомию конечностей.
    Однако в результате в массе своей ВЕО стали типичными полукровными собаками, в родословных которых от одной четверти места до трех и более занимают клички “немцев”.
    Жирной точкой, поставленной на советском типе, стала прошедшая 25–26 мая 1991 года в Ленинграде первая монопородная выставка немецкой овчарки. Судья из Германии Эрих Оршлер, естественно отдавал первые места собакам соответствовавшим требованиям FCI, а не восточникам.
    В иное время выставка могла стать поводом для официального разделения двух пород и начала активной работы над признанием ВЕО в FCI. Но привела лишь к тому, что большая часть заводчиков, ориентированная на выставочную карьеру, стала разводить немецкий тип собаки, полностью отказавшись от национального. А немногочисленные энтузиасты были вытеснены с выставочных рингов. Им оставались только рабочие испытания, ведомственные соревнования силовых структур и «полулегальные» монопородные выставки.

    К моменту исчезновения моды на ВЕО основное поголовье собак сосредоточилось в Москве и Санкт-Петербурге. В столице уже в 1991 году появились «Ассоциация племенных питомников ВЕО» и Союз кинологических организаций ВЕО. В Питере первым специализированным клубом, занятым разведением ВЕО стала «Фауна» (руководитель Л. К. Попова).
    Любители ВЕО быстро оправились от нанесенного им удара. Уже с 1995 года дважды в год стали проводиться специализированные выставки в Санкт-Петербурге. Московскими клубами организовывались племенные смотры и монопородки, собиравшие до 150 собак. С 1999 года начато ведение Единой родословной книги вязок ВЕО.
    Первоначально в России породу признали Союз кинологических организаций России и клуб «Добрый Мир», а в последующем и Российская кинологическая федерация. На данный момент порода признана следующими кинологическими международными организациями: - UCI - Международный Союз Кинологических Клубов (United Clubs International), МКС - Международный Кинологический Союз (IKU - International Kennel Union), порода не признана Международной кинологической федерацией FCI.



    Стандарт породы по НКП ВЕО от 01.11.02

    ПРОИСХОЖДЕНИЕ: СССР, ПАТРОНАЖ - РОССИЯ
    Историческая справка: порода создавалась в 1930-х гг. в качестве служебной собаки, приспособленной для службы в Армии и народном хозяйстве в различных климатических условиях. Базовой породой для выведения восточноевропейской овчарки послужили немецкие овчарки, к которым приливались крови местных лайкоидов, догообразных и некоторых других пород. Первый стандарт, закрепивший породный тип ВЕО был утвержден в 1964 г. Кинологическим Советом Министерства Сельского Хозяйства СССР.

    Общее впечатление:
    Восточноевропейская овчарка – умеренно растянутая собака выше среднего и крупного роста, с сильным, но не грубым костяком и хорошо развитой сухой, рельефной мускулатурой. Половой тип хорошо выражен. Кобели крупнее и массивнее сук.

    Темперамент и поведение:
    ВЕО не принадлежит к породам, от которых следует ожидать лояльности к посторонним людям. ВЕО должна быть уравновешенной, уверенной в себе, недоверчивой к посторонним, обладать ярко выраженной активно-оборонительной реакцией.

    Важные пропорции:
    Высота в холке для кобелей 66-76 см, для сук – 62-72 см.
    Длина корпуса на 10-17% превышает высоту собаки в холке.
    Длина головы составляет примерно 40% от высоты собаки в холке.
    Индекс костистости 18-19.
    Индекс высоконогости 50-53.

    Голова:
    Пропорциональна корпусу, по длине составляет примерно 40% от высоты собаки в холке, масссивная, в форме слегка заостренного клина, умеренно широкая и глубокая в черепной части с несколько округленными скулами, покрытыми хорошо развитой мускулатурой. Черепная часть плоская со слабо обозначенной продольной бороздкой. Лоб при взгляде спереди и сверху слегка округлый. Надбровные дуги умеренно выражены. Переход ото лба к морде заметный, но не резкий. Морда клинообразная, умеренно сужается к мочке носа, по длине равна или несколько меньше половины длины головы, хорошо развита нижняя челюсть. Линии черепа и морды параллельны. Спинка носа прямая или с незначительной горбоносостью. Губы сухие, плотно прилегающие, темного цвета. Мочка носа крупная, черная.
    Зубы:
    Прикус ножницеобразный. Зубы крупные, в полном комплекте (42 зуба согласно зубной формуле). Резцы расположены в одну линию.
    Глаза:
    Средней величины, овальные, косо поставленные, темные, с сухими, темными, плотно прилегающими веками.
    Уши:
    Средней величины, стоячие, высоко поставленные, остроконечные, в форме равнобедренного треугольника, кончики ушей направлены вперед и вверх.

    Шея: Мускулистая, умеренно длинная, поставленная под углом около 45о.
    Корпус: Длина корпуса на 10-17% превышает высоту собаки в холке.
    Холка умеренно длинная, хорошо выражена.
    Спина крепкая, широкая, длинная.
    Поясница короткая, широкая, мускулистая, слегка выпуклая.
    Круп широкий, округлый, длинный с незначительным наклоном к основанию хвоста.
    Высота в холке незначительно превышает высоту в крестце.
    Грудь умеренно широкая, овальная, длинная, нижняя линия груди расположена на уровне локтей или чуть ниже. Глубина груди составляет 47-50% от высоты собаки в холке.
    Живот умеренно подтянутый.

    Хвост саблевидной формы, последним позвонком доходит до скакательного сустава или чуть ниже, в спокойном состоянии опущен вниз, при возбуждении последняя треть хвоста плавно изогнута кверху.

    Конечности:
    Передние конечности прямые, при взгляде спереди параллельные. Лопатки длинные, плотно прилегают к грудной клетке, наклонены под углом 45о. Плечевые кости длинные, косо постав-ленные, плечи мускулистые. Угол плечелопаточного сочленения около 100о. Предплечья прямые, отвесно поставлены, локти направлены строго назад. Пясти умеренно длинные, крепкие, пружинистые, поставленные с незначительным (15 – 20 градусов) наклоном к земле. Длина передней ноги до локтей составляет 50-53 % от высоты собаки в холке.
    Задние конечности умеренно оттянутого постава, при осмотре сзади параллельные.
    Бедра умеренно длинные, широкие, с хорошо развитой выпуклой мускулатурой, поставлены наклонно. Голени умеренной длины, поставленные с умеренным наклоном. Колени округлые, малозаметные. Скакательные суставы сухие, с хорошо выраженными углами сочленений. Плюсны широкие, умеренно длинные, крепкие, поставленные отвесно.
    Лапы овальной формы, сводистые, в комке. Когти и подушечки лап темные. Прибылые пальцы должны быть удалены.

    Движения:
    Свободные и хорошо сбалансированные. При движении рысью холка и круп должны быть на одном уровне. Конечности двигаются прямолинейно с хорошим раскрытием суставов. Типичный аллюр – размашистая рысь с сильным толчком.

    Шерсть:
    Остевой волос прямой, жесткий, средней длины, плотно прилегающий. Голова, уши, передние стороны конечностей и лапы покрыты более короткой шерстью. На задних сторонах предплечий шерсть незначительно удлиняется. На задней стороне бедер образует умеренные очесы. Подшерсток хорошо развит, но не выходит за покровный волос.

    Окрас:
    Чепрачный с маской на значительно осветленном (от серебристо-серого до насыщенно палевого) фоне, а также черный. Глубокий чепрак, приближающий окрас собаки к черно-подпалому, не является недостатком. Ярко выраженные зонарно-серый и зонарно-рыжий окрасы допустимы, но не желательны.

    Семенники:
    У кобелей должны быть два нормально развитых семенника, которые полностью находятся в мошонке.

    Недостатки:
    Незначительные отклонения от требований стандарта следует считать недостатками в зависимости от степени выраженности.

    Пороки:
    Значительные отклонения от требований стандарта, снижающие пользовательные качества собаки. Легкость, грубость или рыхлость сложения, слабость мускулатуры, длинная шерсть, резкие отклонения от полового типа, неполнозубость, слабые связки, искривление конечностей, разбалансированные движения, слабые уши, светлые глаза, неуверенное поведение, чепрачный окрас с ярко рыжим или коричневым подпалом, закрученный в кольцо или штопорообразный хвост.

    Дисквалифицирующие пороки.
    Крипторхизм односторонний или полный. Все отклонения от ножницеобразного прикуса. Нестандартный окрас. Нечерная мочка носа. Куцехвостость. Несоответствие типу породы. Трусость, неуправляемая агрессивность.