Главная Клички собак Анатомия собаки Болезни собак Знаменитые собаки Собачий гороскоп Законодательство Статьи
  Содержание собак
Воспитание собак
Уход за собакой
Выгул собак
Дрессировка
Кормление
Стрижка собак
 
       
Породы собак
  • Овчарки, пастушьи
  • Пинчеры, молоссы
  • Терьеры
  • Таксы
  • Шпицы и примитивные
  • Гончие
  • Легавые
  • Ретриверы, спаниели
  • Декоративные собаки
  • Борзые
  • Непризнанные породы
    Дикие собаки
     
           
      Реклама
     
           
    Партнеры




     

    Статьи о собаках

    Безнадзорные собаки: социально-экологические категории, некоторые особенности поведения, и распределения в городе (2004 г., дополнения 2009 г.)

    1. ВВЕДЕНИЕ. НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО СТЕПЕНИ ИЗУЧЕННОСТИ ВОПРОСА

    1.1. Безнадзорные собаки – собаки находящиеся на территории населенных пунктов и в их окрестностях без непосредственного контроля человека. Общеизвестно, что их высокая численность создает целый ряд проблем. Обычно выделяют следующие аспекты: эпидемиологическая и эпизоотическая угрозы, загрязнение городской среды, шум, конфликты с человеком с угрозой для его здоровья и даже жизни, нападения собак на домашних и диких животных, страдания и гибель самих собак. В связи с этим признается необходимость контроля численности безнадзорных собак. Однако в России конкретные способы такого контроля представляются недостаточно эффективными. Определенную роль здесь видимо, играют попытки тотального не дифференцированного применения одного единственного способа - будь то спорадический, нерегулярный отлов или стерилизация с возвратом («стратегия ОСВ») - ко всем имеющимся в городе безнадзорным собакам. Во внимание не принимается тот факт, что временно или постоянно не подконтрольные человеку собаки представлены несколькими экологическими (социально-биологическими) группами, каждая из которых требует определенного специфического подхода. Кроме того, упускается из вида тесная связь численности большинства групп безнадзорных животных с состоянием популяции домашних собак. Их бесконтрольное разведение владельцами порождает ситуацию перепроизводства/переизбытка домашних собак (англ. pet overpopulation), которое, в свою очередь ведет к массовому притоку «лишних» животных на улицы.

    1.2. Предлагаемая в следующей главе схема - это попытка представить в общей системе все имеющиеся группы безнадзорных собак. Использованы как данные собственных наблюдений автора при учетах численности бездомных собак в г. Петрозаводске в 2002-2004 гг., исследования отечественных и зарубежных специалистов, а также сообщения средств массовой информации. Среди научных исследований особенно хочется отметить работу А. Д. Пояркова и А. А. Тупикина «Экологические типы бездомных собак» (2001 г., опубликована в Интернете). Заслуживает внимания также классификация С. И. Снигирева и И. И. Гуславского (2001). По собакам, обитающим вне городов, сообщения имеются от специалистов-охотоведов. Зарубежные источники представлены, прежде всего, работами американских зоологов и материалами из Интернета американских и международных природоохранных и зоозащитных организаций. К сожалению, приходится констатировать, что, несмотря на очевидную практическую значимость исследований безнадзорных собак, до сих пор степень изученности проблемы и доступность материалов оставляют желать много лучшего. Особенно это касается отечественной ситуации. Зарубежные данные благодаря Интернету доступнее, они достаточно многочисленны, однако в целом представляют собой довольно мозаичную картину разрозненных сведений по отдельным районам. Американские авторы также указывают на недостаточную изученность проблемы в научном аспекте. При этом нельзя отрицать, что истоки проблемы и пути её решения (в том числе в конкретных районах) англоязычными источниками представлены неплохо.

    До сих пор нет общепринятой русской терминологии по отношению к этим животным. Их всех или их отдельные группы разные авторы именуют по-разному: безнадзорные, беспризорные, бродячие, полудикие, уличные, полувольные, беглые, дичающие, дикие. Чёткие типологию и, следовательно, терминологию предложил Поярков для бездомных собак в условиях мегаполиса Москвы. Он основывается на двух параметрах, предложив выделять до 10 типов городских собак. Первый параметр - степень социализация на человека (поведение по отношению к человеку), на основе которой выделяются условно-поднадзорные, бродячие и дикие собаки. Второй - форма фуражировочного поведения, то есть фактически - основной источник пропитания. Здесь выделяются типы: нахлебники (у опекунов), попрошайки (у прохожих), собиратели (на помойках), охотники (на крыс и домашних животных). Объединяя оба параметра получаем, например, «условно-поднадзорных нахлебников», или «диких собирателей» и т. д. Следует заметить, впрочем, что источники корма в городских условиях зависят от степени доверия собаки к человеку («социализации на человека»), то есть второй фактор в принципе определяется первым или точнее является интегральной частью первого. Понятно - и это подтверждается Поярковым - что условно-поднадзорные собаки по преимуществу нахлебники, наиболее обширная и разнообразная группа бродячих – использует все возможные способы фуражировки с опорой на самостоятельное собирательство, наконец, так называемые дикие, недоверчивые к человеку, никогда не используют нахлебничество и попрошайничество. Обычно, чем более социализировано животное на человека (упрощенно говоря, чем более оно «ручное») тем, во-первых, больше корма оно получает при непосредственном контакте с людьми, и тем, во-вторых, уже круг этих людей-кормильцев, сводясь в конечном случае – а именно в случае правильно содержащегося абсолютно ручного владельческого животного - к одному человеку, то есть хозяину. (Впрочем, нет сомнения, что большинство городских безнадзорных собак наряду с основным источником корма имеет дополнительные. ) Наряду с пищевым поведением в зависимости от доверия к человеку находятся, например, выбор собаками места для родильных логовищ, особенности территориального поведения и степень сплоченности группы (стаи). Поэтому мы используем линейную классификацию, начиная от наиболее «приближенных» к человеку собак и кончая наиболее «отдаленными».

    Для целей нашего исследования определенная неполнота классификации Пояркова заключается в игнорировании такой группы, как безнадзорные домашние (т. е. имеющие хозяина) собаки, находящиеся на прогулке без присмотра. Эта группа широко представлена на улицах многих городов. Вообще, для московских исследований характерна тенденция к обособленному рассмотрению бездомных собак, как отдельной внутригородской популяции, практически не связанной с собаками домашними, и не зависящей от состояния дел в области соблюдения правил содержания домашних животных. Возможно, это специфика Москвы, по крайней мере, некоторых районов. Наши наблюдения не дают повода для такой позиции. Домашние собаки активно участвуют и в социальных контактах с бездомными на улицах, и конкурируют с ними за корм на мусорных контейнерах. Ряды бездомных постоянно пополняются за счет выброшенных домашних. Нет и репродуктивной изоляции. Домашние кобели активнейшим образом участвуют в «свадьбах» бездомных собак, причем кобели крупных пород, например овчарки, имеют явное преимущество перед бездомными кобелями в конкуренции за самку. Таким образом, генофонд бездомных собак всё время пополняется, и в бездомных стаях постоянно встречаются особи, имеющие признаки той или иной породы или группы пород, не соответствующие привычным «диким» фенотипам наших «бездомных в нескольких поколениях». (Это признаки терьеров, овчарок или, например, укороченная лицевая часть черепа, встреченная мною у некоторых московских стайных собак, указывает на возможных хозяйских предков из группы молоссоидов).

    Следовательно, городские бездомные собаки - это составная часть («местная субпопуляция») совокупности («местной популяции») всех городских собак. На другом конце спектра одичания также существуют своеобразные группы бездомных собак, недостаточно полно описанные в схеме Пояркова в силу того, что он проводил исследования в центре крупного города. Это одичавшие собаки окраин населённых пунктов и сельскохозяйственных ландшафтов, проникающие также и в естественные экосистемы (лес, тундру).

    Снигирев и Гуславский предложили наиболее общую систематизацию, в которую можно включить вообще всех имеющихся на определенной территории собак. По мысли авторов, эта схема должна служить целям систематизации данных учетов численности собак в «территориально-административных образованиях». В социальном аспекте авторы четко разделили собак на две категории – фиксированное поголовье и нефиксированное поголовье. К фиксированному относят домашних собак, т. е. имеющих владельцев и лишенных возможности бесконтрольного перемещения, к нефиксированному – «бродячие бездомные» и беспривязно содержащиеся домашние. Кроме того, для ведения базы данных предполагается учитывать пол, возраст и породу собак. Выделяются ареалы их распространения: сельскую местность и города. В городах, в свою очередь, выделяют зоны: многоэтажной застройки, частной жилой застройки и промышленно-административной. Проблема остается в том, что данная схема остается незаполненной реальным содержанием, так как систематизированный учет собак на всей территории России не проводится, нет стандартизированных методик и госструктур, ответственных за такой учет. Кроме того, схема Снигирева и Гуславского, оставаясь наиболее общей, не детализирует категорию «нефиксированного» поголовья – т. е. безнадзорных собак, среди которых имеются разнообразные по происхождению, поведению и кормовой базе группы.

    1.3 Предлагаемый нами критерий выделения категорий - степень зависимости от человека. Во внимание принимались наличие хозяина или опекуна, определяется ли территория нахождения собак человеком или нет, источники корма, степень зависимости поведения от человека (социализация на человека), степень подконтрольности человеку размножения, наличие постоянных семейных групп (стай). В скобках приводятся другие предлагаемые названия для данной группы, а также приблизительные английские эквиваленты (если есть). Указываются предпочтительные для данной категории участки распространения в городе и за пределами. Используются понятия: участок обитания – район, посещаемый животным или постоянной группой животных; территория обитания (ядро участка обитания, ядровая зона) – часть участка обитания, обычно относительно активно охраняемая от вторжения других собак (тогда как остальная часть участка обитания - буферная зона - используется совместно с другими). На территории «ядра» животные чувствуют себя наиболее уверенно, на ней находятся постоянные места отдыха собак – постоянные «лёжки». Применительно к стаям, Поярков в близком значении использует также термин «днёвка» как центральный участок территории, место, где стая отдыхает, щенятся её самки, происходит большая часть общения между членами группы. По участку обитания животные чаще всего перемещаются по определённым удобным маршрутам.

    Надо добавить, что в реальных условиях разграничение категорий собак часто не может быть строгим, между типами существуют переходные варианты, а одно и то же животное в течение жизни может менять свою приуроченность к той или иной стратегии существования. Это обстоятельство указывается и некоторыми американскими авторами, они говорят о трудностях при проведении четкой границы между stray dogs – «бродячими» и feral dogs – «одичавшими».

    2. КАТЕГОРИИ (СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ) СОБАК

    Владельческие (домашние)

    1. Владельческие собаки нормативного содержания.


    Преобладающий тип для российских городов (как и городов развитых стран), особенно средних и крупных – в пределах многоэтажной застройки и «элитной» одноэтажной (коттеджной). Выделяются как отдельная «субпопуляция» (А. Бек). Содержатся в соответствии с правилами содержания домашних животных, принятых в развитых странах. Прежде всего характерен контроль поведения и перемещения со стороны владельцев – собаки в общественных местах находятся на поводке, без поводка (но под присмотром хозяина) – на площадках для выгуливания или вдали от жилья. Без постоянного присмотра – только на строго огороженных территориях, например, во дворе усадьбы. К этой же категории примыкают собаки, находящиеся на цепи, сторожевые собаки, собаки, живущие в питомниках специальных ведомств (правоохранителей, спасателей). Менее контролируемы – пастушеские и охотничьи собаки сельской местности.

    Размножение также находится под контролем владельца, однако возможны случаи периодического потери контроля (то есть временного перехода собаки в следующую категорию – временно безнадзорных). В таком случае возможен несанкционированное спаривание и, соответственно, приплод. Однако и в случае запланированных, санкционированных хозяином вязок возможен вклад этого типа в перепроизводство – когда хозяева рассчитывают раздать или продать щенков, не имея на это достаточных оснований. Часто – решение о разведении происходит под влиянием временной моды на ту или иную породу, как результат непродуманной попытки разжиться на продаже щенков.

    Среди этих собак действительно относительно велика доля породистых животных и метисов разных пород (принадлежность к породе либо подтверждается документами заводчика (клуба), либо определяется исходя из фенотипических особенностей и данных о родителях животного). По данным наших наблюдений собак, выгуливаемых хозяевами, в г. Петрозаводске, около двух третей собак можно было охарактеризовать как породистых. Данные С. И. Снигирева для Барнаула близки к нашей оценке – около 67 % собак из числа «фиксированного» поголовья были породистыми.

    Разведение и широкая реклама породистых животных способствуют тому, что беспородные собаки оттесняются на периферию спроса, к людям относительно низкого достатка из «непрестижных» районов. Это способствует их меньшей востребованности – и так не очень большой на фоне их довольно значительного перепроизводства, вызванного повышенными факторами риска. К этим факторам можно отнести – низкую степень ответственности многих хозяев «бесплатных» собак из малообеспеченных, а также маргинализирующихся слоев населения.

    Фото 1. Владельческая собака на выгуле (на фото собака, родившаяся бездомной в петрозаводской промзоне, пойманная в возрасте 5 месяцев и успешно прошедшая социализацию).

    2. Безнадзорные домашние собаки (домашние собаки на неконтролируемом свободном выгуле) англ. uncontrolled pet dogs. Поярков и другие отечественные авторы иногда используют термин полувольные.

    Регулярно находятся вне квартиры (дома) хозяина без присмотра. Длительность прогулок - от нескольких часов до нескольких дней. Всех размеров, всех пород и беспородные. Центром участка обитания является дом хозяина. Кормит в основном хозяин, но при этом регулярно посещают мусорные контейнеры. Выпрашивают еду у прохожих редко. В сельской местности могут охотиться на диких животных за пределами населенных пунктов. Постоянных стай обычно не образуют, однако активно участвуют во временных гонных стаях (свадьбах). Среди длительно находящихся на самовыгуле преобладают беспородные – особенно в сельской местности. Выделена как образующая отдельную «субпопуляцию».

    Фото 2. Владельческая породная собака на самовыгуле (Петрозаводск, частная одноэтажная застройка).

    Хозяева таких собак, как правило, довольно безответственно подходят не только к контролю поведения, но и контролю размножения. Самки регулярно приносят помёты. Часть уничтожается сразу после родов, часть подбрасывается по дворам, часть раздаётся. Причём в современных условиях весьма ограниченного спроса на беспородных животных, щенки просто навязываются случайным людям, без гарантии того, что они не окажутся на улице.

    В Петрозаводске зарегистрированы случаи, когда домашняя самка приносила помёты вне квартиры хозяев (как правило, безответственных сильно пьющих людей) - то есть на улице, хотя при этом регулярно приходила в квартиру за едой. Выжившие щенки дичали. Отмечались случаи дичания и взрослых домашних собак, постепенно утративших контакт с хозяином, постоянно находясь на «самовыгуле».

    В сельской местности полувольное содержание домашних собак – наиболее распространено. Собака, если не является сторожевой – то есть сидит на цепи или за неприступной оградой, часто имеет неограниченную возможность выхода за пределы двора. Популяционная плотность подобных собак на улицах деревень и поселков может быть весьма высокой, но при этом они обычно не образуют каких-либо постоянных групп, оставаясь социально ориентированными на свой двор и своего хозяина. Собаки часто покидают пределы населенного пункта и проникают иногда на десятки километров в окружающую местность, посещая свалки и охотясь на диких или домашних животных. В тайге, тундре такое явление было привычно и раньше: «сибирские собаки в свободное время отправляются в лес и как дикие звери, самостоятельно промышляют себе пищу» (А. Брем). В более густонаселенных районах (Европейская Россия) таким образом увеличивается генетическое разнообразие одичавших собак на свалках и кое-где появляются волко-собачьи гибриды.

    Фото 3. Традиционный самовыгул в небольшом городе Кондопоге.

    3. Потерявшиеся, выброшенные и беглые (англ. abandoned dogs)

    Переходный тип. Если собаку не находит хозяин, то представители этой группы быстро переходят в состав следующих двух групп. Впрочем, собаки небольших размеров и маленькие щенки, как правило, быстро погибают.

    Особая судьба у собак, оставленных хозяевами не в городе, а в дачных посёлках (осенью), а также на пастушьих и охотничьих стоянках. Если собаки до этого содержались на свободном выгуле, то, при наличии не очень жёстких природных условий часть таких собак может адаптироваться к жизни в природе и перейти в разряд одичавших (пример - наблюдения Б. Злобиным брошенных охотниками собак, одичавших и размножившихся в прибалхашских степях в Казахстане).

    В городах большинства стран Западной Европы, во многих районах Северной Америки (наиболее развитые штаты США, Канада) в условиях вообще относительно немногочисленного количества безнадзорных собак, среди них домашние собаки на свободном выгуле или потерявшиеся собаки представляют подавляющее большинство. По-настоящему бездомных собак там крайне мало, так как дальнейшее дичание и размножение собак на улицах не успевает происходить в силу эффективно работающих служб контроля и развитой системы приютов.

    Фото 4. Бывшая хозяйская собака на улице Петрозаводска.

    Бездомные

    Не имеют постоянных владельцев. Поведение, перемещение и размножение не находится под постоянным контролем человека. Преобладают беспородные животные (так, по данным С. Снигирева, в Барнауле доля породистых среди «нефиксированного» поголовья – то есть бездомных и безнадзорных - составляла всего около 9 %). Рассматриваются как третья городская «субпопуляция».

    4. Условно-надзорные (полудомашние), иногда встречается термин «условно-безнадзорные» (введен А. Поярковым). Англ. частично соответствует: community-owned dogs.

    Имеют опекунов, постоянно присутствующих на территории обитания этих собак и частично контролирующих поведение и размножение. Опекуны обеспечивают также убежища для этих собак. Как стайные, так и одиночные. Стаи (семейные группы) могут быть искусственно сформированы опекунами. Весьма разнообразная группа.

    Условно-надзорные животные - типичное российское явление, имеющееся, однако, и в некоторых других странах. Д. Фриц приводит пример крупной «колонии» (около 300 особей) условно-надзорных собак в изолированной промышленной зоне г. Таранто в Южной Италии, существовавшей в 1980-е годы.

    Среди этой категории нами выделяются три достаточно типичные и распространенные подгруппы, которые, видимо, не исчерпывают потенциального многообразия данного типа, как в России, так и за рубежом. (Например, вне городской среды могут существовать определенные малоизученные виды частичной зависимости безнадзорных собак от постоянных опекунов. )

    а) собаки огороженных территорий (территория обитания искусственно ограничена) – в городах и поселках на огороженных площадках промышленных предприятий, складов, оптовых баз, гаражей, автостоянок и т. п. Можно включить сюда и некоторые стаи, опекаемые сторожами дачных кооперативов за пределами городов. Территория, обычно охраняемая от проникновения посторонних собак, в основном совпадает с границей ограды. Имеют возможность свободно проникать за пределы ограды – как правило, через ворота или под ними. Проходят также через дыры в ограде или подкапываются под неё. Как правило, активно взаимодействуют с другими собаками, совершая прогулки за пределами ограды. Кормят в основном опекуны, но маршрутах передвижения за оградой регулярно посещают мусорные контейнеры. Могут проявлять агрессию по отношению к постороннему человеку на своей территории и вблизи неё.

    Могут быть одиночными, или представлены группами. Группы имеют двоякое происхождение. Либо собак приводят или подбрасывают работники предприятий – искусственно созданные стаи. Либо стая формируется из «приблудных» собак. Большинство многолетних стай имеет смешанное происхождение: часть животных приведенные - искусственный компонент, часть – мигрируют сами или рождаются уже на территории

    Можно предложить следующее деление условно-надзорных собак в зависимости от функций собак на предприятии. Первая функциональная разновидность – неправильно содержащиеся сторожевые собаки. Часто крупные, породистые особи или метисы (немецких, кавказских или среднеазиатских овчарок, ротвейлеров и т. п.), специально помещенные на территорию для охраны, однако имеющие возможность выходить за ее пределы. Вторая – условно-сторожевые. Как правило, беспородные, могут быть и приблудными по происхождению, однако, находятся на попечении сторожей, которые приветствуют их периодическое агрессивное поведение по отношению посторонним лицам. Наконец, собаки, не имеющие утилитарной роли, служащие «для украшения пейзажа». Кормят их не сторожа, а работники предприятий, сторожевых функций для них не предусматривая. Впрочем, такие собаки могут проявлять агрессию к чужакам «по собственной инициативе». Поведение и перемещение за пределами ограды двух последних разновидностей слабее контролируются человеком. Они могут легко перейти в состав следующей категории, полуодичавших собак.

    Безусловно, следует учесть, что в зоне промышленной застройки могут пребывать не только условно-надзорные, но и полуодичавшие собаки. Чёткой границы между категориями, конечно, провести нельзя, и отнесение к той или иной категории зависит от степени привязанности собак к конкретным людям и к конкретной огороженной территории. Бывает так, что часть стаи на огороженной площадке очень тесно привязана к опекунам, другая же часть ведёт себя более самостоятельно, устраивает долгие отлучки и имеет источники корма за пределами ограды. Расселяясь за пределами забора, молодь может формировать уже не условно-надзорные, а самостоятельно живущие, и даже не приуроченные к определенному предприятию, стаи – то есть перейти в категорию 4.

    Фото 5. Условно-надзорные собаки и их будка на территории автостоянки.

    б) дворовые (территория обитания искусственно не ограничена) – во дворах общего пользования в жилой застройке. Тесно привязаны к человеческому жилью, чем отличаются от полуодичавших собак, обитающих в жилых кварталах. Ночуют и проводят значительную часть времени в определённых подъездах, реже – в подвалах, иногда в специально построенных опекунами будках. Могут охранять «свой» подъезд как от посторонних собак, так и от посторонних людей – что часто служит источником конфликтов. Кормят в основном опекуны. Чаще одиночные особи. Кроме беспородных, встречаются представители и метисы разных пород и разных размеров. В том числе - и мелких («тип болонки»), что также нехарактерно для собственно бродячих - полуодичавших. Человека не боятся. Происхождение – либо выброшенные домашние (чаще), либо расселяющаяся молодь собственно бездомных собак, привыкающая к людям.

    Промежуточной формой между этой и предыдущей подгруппой могут считаться одиночные особи или группы из двух-трёх животных, живущих в помещениях школ, столовых и других общественных зданиях. С другой стороны, не всегда можно чётко отличить условно-поднадзорную собаку от домашней собаки на свободном выгуле, которая большую часть времени проводит за пределами квартиры хозяина. Формальным признаком могла бы служить регистрация, но в большинстве городов систематическая регистрация домашних животных отсутствует.

    Фото 6. Бывшая хозяйская собака, нашедшая убежище в подъезде двухэтажного деревянного дома в Петрозаводске (и её будка).

    в) собаки бомжей – специфическая не очень многочисленная группа, характерная для городов России. Одиночные или группы до трёх-четырёх или более особей. Обычно сопровождают своих опекунов на маршруте от одной контейнерной площадке до другой. Участок обитания представляет фактически определенные маршруты, по которым передвигаются бомжи. Расстояния, на которые передвигаются эти собаки – наибольшие из всей группы условно-поднадзорных. Часто остаются с опекунами и на местах их стоянок и ночёвок - в подвалах, теплотрассах и т. п. Также обитают вместе с опекунами на загородных свалках. Однако степень привязанности к опекунам может варьировать. Некоторые собаки сопровождают своих опекунов только в пределах определённого участка, отставая от них при пересечении теми его границы. В отсутствии опекунов ведут себя как представители следующей экологической группы.

    Фото 7. Женщина БОМЖ и ее собаки. Санкт-Петербург.

    5. Полуодичавшие, бродячие, англ. stray dogs.

    Самая широко распространенная в современных крупных российских городах группа. Активно взаимодействуют с человеком, используя все способы получения от него корма. Могут иметь опекунов, однако жизненно от них не зависят, опекуны не контролируют ни передвижение, ни размножение. Убежища и логова выбирают самостоятельно. Стайные и одиночные городские собаки по преимуществу среднего и крупного размера. По экстерьеру это чаще всего беспородные дворняги - лайкоиды (собаки средней величины), различного окраса. Окрас может быть белый, белый с пятнами – часто вариант с темной головой и белым туловищем, бурый, серый зонарный («волчий»), рыжый, черный и др. В составе стаи обычно одинаковым окрасом выделяются особи из одного помета. Иногда в стае встречаются родственные одинаково окрашенные особи с укороченными хвостами – результат близкородственного скрещивания.

    Происхождение – выброшенные хозяевами или уже родившиеся на улице. Чистопородные особи, ставшие бездомными вследствие выкидывания, относительно редки – по очевидной причине, так как породистая собака цениться больше беспородной. Однако, весьма часто встречаются бездомные собаки с внешними признаками той или иной породы – немецкой овчарки (хотя типичный чепрачный окрас может быть и у «дикого типа»), а также колли, эрдельтерьера, кавказской овчарки и др. Это результат неконтролируемого хозяевами выгула кобелей, участвующих в «свадьбах» с бездомными собаками. Предположительно помесное происхождение выдают отдельные детали – например, обросшая морда, характерная для терьеров.

    Обитают в различных типах застройки. Характерны для городов или районов с плотным расположением небольших населённых пунктов. (Могут также выходить к районам свалок, однако следует учитывать, что на свалках могут также присутствовать собаки бомжей, тесно связанные со своими опекунами и совершенно одичавшие собаки. ) Стаи часто формируются естественным путем, обычно основу составляют сука с взрослыми щенками одного или двух пометов (клан), из которого впоследствии может сформироваться полносоставнa я стая.

    Участки обитания и перемещение по ним в сложном городском ландшафте могут иметь весьма причудливые формы. Так, по нашим наблюдениям, собаки, выпрашивающие корм у нескольких торговых точек, днём передвигаются по постоянному маршруту между ними. Ночью же могут посещать мусорные контейнеры по соседству. Маршруты передвижения между кормовыми пунктами могут быть довольно длинными. Иногда собаки используют даже городской транспорт – автобусы, троллейбусы. В Москве некоторые одиночные бездомные собаки, занимающиеся попрошайничаньем в переходах метро, используют и поезда метро для передвижения от одного кормового участка к другому, по пути выпрашивая корм в вагонах – наблюдения были проведены студентами психологического факультета МГУ.

    Характерно, что по такому признаку, как приуроченность к тому или иному типу городской среды эти собаки, как и собаки предыдущей группы, довольно четко делятся на три категории. Во-первых, это собаки, базирующиеся во дворах жилых домов или примагазинные попрошайки – одиночные или небольшие группы, обитающие посреди жилой застройки,
    во-вторых, собаки промышленных территорий (нежилой застройки) – часто большие группы, относительно редко выходящие в жилые кварталы (преимущественно ночью) и наконец, пожалуй самая проблемная группа – собаки маргинальных участков, то есть обитающие на границе типов застройки. Например, это может быть окраина жилого квартала, рядом – парк, пустырь, или промышленная застройка, или гаражи, часто поблизости – торговая точка. Такие условия позволяют, во-первых, иметь разнообразные источники корма, во-вторых – надежное убежище от людей, недостижимое внутри дворов жилой застройки. Вот почему стаи маргинальных участков велики по численности, устойчивы и при этом наиболее часто вызывают проблемы, проникая в жилую застройку.

    Фото 8. Попрошайничающая стая смешанного состава на одном из рынков Петрозаводска

    Источники корма разнообразны, у многих стай «маргинальных» участков они варьируют в зависимости от времени суток. Днем стая или наиболее «смелые» ее представители дежурят на рынках и у ларьков, выпрашивая подачки, вечером в привычном месте получают прикорм от сентиментальных пенсионерок-опекунов, а ночью обшаривают мусорные контейнеры и убивают кошек в окрестных кварталах. Среди собак, обитающих в плотной жилой застройке, велик процент попрошаек; а стаи в нежилой застройке зависят от свалок.

    Опытные попрошайки обладают способность выделять в толпе наиболее перспективных потенциальных благодетелей. Они уверенно направляются к женщинам, особенно с продуктовыми пакетами в руках, но, как правило игнорируют мужчин. Иногда попрошайничество у собак переходит в более активные формы добывания корма у людей – «грабеж» и «вымогательство». Случаи «грабежа» возможны, когда собаки, дежурящие у торговых точек, привыкают к тому, что люди подачки для них достают из пакетов или сумок. Отдельные особи со временем сами начинают проявлять инициативу и активно стараются самостоятельно исследовать содержимое сумок зазевавшихся покупателей. Дело может дойти и до разрыва сумки зубами или вырывания ее из рук. «Вымогательство» характерно для некоторых активно подкармливаемых прохожими стай. Привыкшие к частым подачкам, такие собаки начинают воспринимать любого проходящего человека как источник корма и выражают свое «неудовлетворение», часто агрессивно, если не получают «ожидаемого».

    Как упоминалось, могут иметь подкармливающих людей – опекунов, но, в отличие от условно-поднадзорных, опекуны полуодичавших собак не находятся постоянно на территории обитания собаки или группы собак. Опекуны лишь периодически, как правило, в определенное время, навещают собак на их территории – во дворе, на пустыре, у магазина и т. п., куда и приносят продуктовые подачки. Большую часть суток никакого контакта с опекунами у таких собак нет.

    Фото 9. Стая смешанного состава в промзоне Петрозаводска. Хорошо различимы родственные особи.

    Выбор места для родильного логова очень разнообразен. Но, оно, как правило, не слишком удалено от доступа людей. Наблюдались даже логова под киоском на оживленной троллейбусной остановке. Очень часто – в подвалах жилых многоэтажных домов или в разных придомовых пустотах – под бетонными плитами крыльца перед подъездом и прочих дефектах фундамента. Также – в пустотах фундаментов полуразрушенных домов, под бетонными конструкциями на стройплощадках, под металлическими гаражами (очень распространенный в Петрозаводске тип) и т. д.

    Вне города близкие к этому типу стаи собак могут встречаться вблизи крупных сельхозпредприятий вроде животноводческих ферм. В отличие от одичавших собак у свалок (см. тип 5) такие стаи испытывают доверие к людям, так как постоянно находятся в тесном контакте с ними. Но при этом стаи могут свободно перемещаться по окрестностям, и поведение и размножение ни в коей мере не подконтрольны человеку. Часть потомства может впоследствии дичать, удаляясь от контактов с людьми.

    Фото 10. Самка с выводком на окраине Петрозаводска.

    6. Одичавшие (англ. feral dogs, редко wild dogs).

    Слабо социализированы на человека. В большинстве случаев, при виде человека стараются удалиться. Никогда не выпрашивают корм и не имеют опекунов. Логова вдали от строений. Основываясь на данных довольно отрывочных наблюдений и фрагментарных свидетельств из разных источников, для российских условий их можно разделить на две группы – в зависимости от местообитания.

    а) городские – по численности относительно небольшая группа, обитают на пустырях, окраинах и в непосредственной близости от города, очень часто, в районе свалок на обширных пустырях и по окраинам городов. (Вообще, окрестности свалок – основное место обитания подобных собак). В своем питании, основанном на собирании отбросов, не зависят от непосредственной подкормки человека, к людям не приближаются (кроме случаев конфликтов) – вот основное отличие от предыдущих групп. Происходят от мигрантов из города; также, согласно популярному среди кинологов мнению, определенная часть собак – вывезенные хозяевами за пределы города или к свалке и выброшенные ненужные собаки. Такие одичавшие собаки первого поколения – как в городах, так и в сельской местности – естественно, сохраняют признаки своей породы, что часто бросается в глаза наблюдателям «свалочных» собак, но эти признаки постепенно исчезают при скрещивании с беспородными собаками в следующих поколениях.

    Поярков считает, что в питании таких собак также значительную роль может играть охота. Действительно, отмечаются случаи нападения таких собак и на диких и на домашних животных по окраинам городов – в том числе на кошек и домашних собак. В окрестностях Петрозаводска по свидетельствам охотников отмечены случаи нападения одной собачьей стаи на лосей. Но опора на охоту как основной источник корма скорее характерна для некоторых представителей следующей подгруппы. Логова устраивают в укромных местах вдали от человеческих поселений – в отличие от полуодичавших бездомных.

    б) сельские или вне городских местообитаний - обитают вблизи сельских населенных пунктов и между ними. Происхождением часто также обязаны свалкам, отбросам с животноводческих комплексов, несанкционированным скотомогильникам и т. д. В населенные пункты входят только для посещения помоек и для охоты на домашних животных. При благоприятных условиях часть одичавших собак переходит к охоте как основному источнику пропитания.

    В 70-е годы сведения об одичавших собаках в Воронежской области собрал Л. С. Рябов. Рябов описывает типичную для района сельской свалки картину – на ней могут кормиться как и домашние собаки на свободном выгуле, приходящие из соседних поселков, так и одичавшие. (Нечто подобное отмечалось и в других странах – например, у индейской резервации в южной части США). Причем последние при росте численности могут начать дифференцироваться по источнику корма – часть начинает заниматься активной охотой в прилегающих лесах или полях, если там нет волков. При этом происходит дифференцирование и по размеру: в леса уходят только крупные и средние особи, на свалках по прежнему встречаются собаки любого размера. По версии Рябова, последовательность происхождения одичавших собак-охотников в Воронежской области такова: одичавшие собаки со свалки находят павших оленей, привыкнув к питанию падалью в лесу, группы собак переходят к охоте на оленей, инициативу сначала проявляют некоторые особи, затем остальные члены группы перенимают у них охотничьи приемы. При этом доля полностью переключившихся на охоту собак все же остается небольшой по сравнению с теми, кто использует смешанный тип питания. (Напомним, что охотиться в лесу могут и безнадзорные домашние собаки из деревень). Отмечалось пристрастие воронежских собак к одному виду добычи, видимо, наиболее легкодоступному – оленям. Вероятно, это связано с обилием именно оленей в данном охраняемом охотхозяйстве. Большинство источников указывает, что в других условиях – и намного чаще - добыча собак более разнообразна, указывается на неселективность собачьей охоты, когда нападению и загону подвергаются все встреченные собаками животные. Возможна при большом количестве корма на свалке и характерная для собак охота «для развлечения», то есть ради удовлетворения охотничьего инстинкта, сопровождаемого положительными эмоциями, без поедания добычи.

    Рябов отмечал, что одичавшие собаки, перешедшие в лес, где много оленей, жили за счет них, а скот и домашнюю птицу трогали относительно редко. Собаки же, оставшиеся у свалок и поселений, живущие за счет трупов домашних животных, нередко нападали на овец, коз и домашнюю птицу.

    В умеренной зоне могут размножаться круглый год, однако чаще в период с марта по октябрь. Логова одичавших собак находятся вне поселений, причем поблизости встречаются несколько логов одновременно – возможно, признак одновременного размножения нескольких самок в одной группе. Логова устраивают как настоящие дикие звери, в норах, расширяя естественные углубления или норы диких зверей. Впрочем, встречаются и упрощенные варианты – логова в стогах сена, в заброшенных строениях и т. п. Нам встречались логова под корнями вывороченных ветром деревьев.

    В Северной Америке одичавшие собаки встречаются почти на всей территории США, а также в Канаде и Мексике, однако численность их на разных территориях неодинакова. Кое-где, в более развитых регионах, по-настоящему одичавшие собаки – это экзотика, кое-где – более обычное явление, приносящее ущерб дикой фауне и сельскому хозяйству. По данным Д. Грина и Ф. Джипсона в условиях северной Америки внешний вид одичавших собак зависит от того, какие породы разводят в окрестных поселениях (овчарки. доберманы, колли), но если одичание заходит далеко и сопровождается многолетним неконтролируемым размножением, возникает генерализованный тип - часто напоминающий немецкую овчарку или лайку («лайкоид»). То есть наблюдается примерно тот же процесс, что и в российских условиях. На изолированных территориях (Галапагосские острова) признаки некогда завезенных туда пород – гончие, борзые и т. п. - сохраняются на протяжении длительного периода, так как нет скрещивания с беспородными особями. Питание собак в Америке также разнообразно. Часть постоянно находится в районе свалок. Другие прибегают к охоте, в том числе и на домашний скот. Последнее обстоятельство и является основной причиной внимания к проблеме одичавших собак со стороны исследователей. Кое-где собаки причиняют заметный ущерб. Кроме того, собаки привлекают внимание специалистов по дикой фауне, изучающих их воздействие на диких животных – например, степень их воздействия на диких оленей в различных районах.

    В естественных экосистемах нахождение одичавших собак имеет негативные последствия. Видимо, это следствие нескольких причин. Численность собак на единицу площади может быть очень высока – десятки и сотни особей на сотню квадратных километров, на порядок или два превышая плотность популяции волка в аналогичных условиях. Это связано с рядом факторов: так как собаки быстро размножаются и могут в отличие от волка иметь в год два помета и часто размножаются круглый год – в районах с относительно мягкой зимой. Кроме того, собаки также в отличие от волка, не зависят в такой степени от численности копытных, при падении их численности они могут увеличить интенсивность посещения свалок или нападать на домашних животных. Таким образом, снижение численности жертв не приведет к заметному падению численности хищника – отсутствие элемента саморегуляции.

    Переход к относительно небольшим темпам размножения происходит, видимо, только в отдельных группах собак, которые очень сильно оторваны от человеческих поселений в суровых природных условиях – например, на Аляске, по данным Джипсона, в изучаемой стае размножалась только одна самка из нескольких, причем она приносила пометы только один раз в год – осенью.

    Дичание собак в умеренной зоне Европы и Северной Америке при отсутствии надлежащего контроля за их содержанием в населенных пунктах – явление, наблюдаемое на протяжении десятилетий или даже веков. Но в силу плотного человеческого присутствия в большинстве ландшафтов, где происходит современное дичание собак, вряд ли этот процесс дойдет до своей последней стадии, которая была достигнута в древние времена на территории малонаселенной Австралии. Постоянный контакт с человеком и с источниками корма, предоставляемого им (свалки), не позволит собакам окончательно порвать связи с цивилизацией. Кроме того, при уходе в мало затронутые человеческой деятельностью экосистемы, собаки встретят естественных врагов. В отличие от Австралии, на многих других территориях существуют, и в достаточных количествах, успешные дикие конкуренты – родственники собак, прежде всего волк, лучше соответствующие той экологической нише, которую могли бы занять собаки. (В Австралии же, где исконных собачьих не было, более совершенные в эволюционном плане динго смогли вытеснить и уничтожить местных архаичных сумчатых хищников (тилацина)).

    Действительно, при возвращении достаточного количества волков в район, населенный одичавшими собаками, отмечается постепенное исчезновение последних (Но это должно быть постоянная и сбалансированная в половом отношении волчья популяция, в противном случае, при низкой плотности волков, наоборот, собаки могут быть и не вытеснены, вдобавок, могут образоваться волко-собачьи гибриды).

    В лесной зоне дичанию собак благоприятствует также изменение человеком ландшафта. Вырубка лесов, создание дорог, полей, возникновение пустошей, зарослей кустарников благоприятствует собакам. В ненарушенном хвойном лесу, при отсутствии легкой добычи наподобие оленей, разводимых в охотхозяйствах, собакам делать нечего. В тех окрестностях Петрозаводска, где сохраняются ненарушенные хвойные массивы, отмечались только редкие заходы собак из города (летом) и полное отсутствие одичавших собак (за исключением района свалки и дачных поселков к югу от города).

    7. Дикие (англ. wild dogs).

    Не социализированы на человека. Обитают в естественных экосистемах на протяжении сотен и тысяч лет. Не заходят в населенные пункты. Кормовая база не зависит от человека. Пример – динго Австралии, дикие собаки некоторых островов Индонезийского архипелага. По последним данным исследований ДНК, динго происходят от одичавших домашних собак, завезенных в Австралию предками нынешних аборигенов пять или шесть тысяч лет назад. Обладают относительно устоявшимся экстерьером и окраской, сохраняющимся на протяжении десятков поколений и служащими для выделения в отдельные подвиды – как в случае с желто-рыжим динго. (Хотя в популяции динго иногда встречаются особи иной окраски – возможно, следы былой доместикации).

    Видимо, постепенно приближаются (но вряд ли достигнут) к типу диких некоторые группы одичавших собак в малонаселенных районах (например, во внутренних районах Аляски).

    Гибриды волка и собаки

    Сведения о гибридах приходят из областей Европейской части России - находящихся в зонах лесостепи и хвойно-широколиственных лесов. Встречаются и в более северных регионах – например, сообщение из Псковской области о находке логова волкособаки и предполагаемых стаях волкособак. («Аргументы и факты Северо-Запад» 11, 2004 г. ) или наблюдения предполагаемого выводка волкособак под Петрозаводском (сообщения очевидцев). В СМИ подчеркивается, что сведения о гибридах в Псковской области стали появляться только 10 лет назад, что связано, видимо, с типичным для России увеличением числа безнадзорных собак в 90-е годы.

    Как полагал Рябов, гибриды могут возникать в условиях большого количества безнадзорных собак, заходящих за пределы населённых пунктов и низкой плотности популяции волка, сопровождающейся диспропорцией в половом составе – малым количеством сильных самцов. Иногда в этих условиях волчицы не имеют возможности во время гона найти волка-самца и спариваются с кобелями. Либо многочисленные и сильные кобели отгоняют от волчихи слабых волков. По свидетельствам охотников, волкособаки могут находиться на равных с волками в составе волчьей стаи. Гибриды обычно отличаются вполне волчьим экстерьером, но имеют собачью окраску. Иногда в одном помете встречается щенки с типично волчьим окрасом, так и с «собачьим». Охотники полагают, что гибриды меньше боятся человека и способны уходить за линию флажков при облавной охоте. В России волкособаки по численности и распространению все же намного уступают одичавшим собакам, это объясняется относительно случайным характером возникновения гибридов.

    В Северной Америке в некоторых местностях (например. Калифорнии) встречаются гибриды собаки и койота (англ. coydogs или dogots). В средствах массовой информации даже попадаются утверждения, что численность таких гибридов кое-где даже превышает численность чистокровных койотов, однако это не находит подтверждения в виде результатов научных исследований.

    Считается, что гибриды, также как одичавшие собаки, наносят большой ущерб экосистемам и уничтожают домашних животных.

    3. НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ОСОБЕННОСТЯМ РАСПРОСТРАНЕНИЯ

    3. 1 Ареал безнадзорных собак в целом совпадает с ареалом вида собака домашняя (Canis lupus familiaris). Однако численность и тип безнадзорности варьируют в зависимости от региона.

    В целом для Евразии прослеживается следующая закономерность – количество безнадзорных собак на единицу площади растет в направлении с северо-запада на юго-восток, при этом увеличивается степень одичания. Если в городах северной части Западной Европы безнадзорные собаки по преимуществу принадлежат к категориям 2 и 3, то есть являются безнадзорными владельческими, то в городах Южной и Юго-Восточной Азии подавляющее большинство собак – условно-надзорные или полуодичавшие бездомные, хозяев не имеющие, а за пределами городов – одичавшие (категории 5 и 6).

    Россия находится в промежуточном положении. Российские горожане содержат большое количество домашних собак, которые превалирует численно над бездомными.

    По происхождению безнадзорных и бездомных собак – Россия тоже ближе к Европе, так как ее бездомные собаки – вторично-бездомные, они сами или их предки были владельческими.

    3. 2 Заметно отличается и численность в разных регионах. При этом следует учитывать, что в разных странах смысл, вкладываемый в понятие «безнадзорная» или «бездомная собака» и методы подсчета их численности тоже сильно различаются. В странах с развитой системой приютов для животных и эффективной службой отлова количество безнадзорных собак оценивают по такому показателю, как количество поставляемых в приюты животных. В других – пытаются оценить их количество непосредственно на улицах. При этом используются разные способы. В России в ряде городов использовались вполне научные методы, сходные с теми, которые отработаны зоологами при изучении диких животных – подсчет численности на отдельных пробных площадках, оценка средней плотности субпопуляции с последующей экстраполяцией на всю территорию города. Нечто подобное проводилось и в других странах с относительно большим количеством безнадзорных собак – например, биологом Боитани в южной Италии. Однако, намного чаще, оценки численности собак в городах проводятся умозрительно и весьма приблизительно. Подсчитывается, например, число огороженных площадок заводов, стройплощадок и гаражных кооперативов. Полученное число умножается на количество собак в обычной стае, обитающей на полдобной площадке, при этом и размер средней стаи тоже определяется «на глазок». Поэтому иногда данные о количестве безнадзорных собак в том или ином городе (стране, районе), полученные из разных источников, могут заметно разниться.

    3. 3 Заслуживает интереса различение в черте города различных типов застройки, наподобие предложенного Снигиревым и Гуславским. Действительно, характер распространения той или иной группы собак в весьма неоднородной городской среде зависит от условий их обитания. Во время предварительных учетов численности собак в Москве (90-е годы), проведенных группой А. Д. Пояркова, городская среда этого мегаполиса была подразделена на пять типов. В принципе, подобная типология с определенными дополнениями и изменениями может быть применена к любому городу. Выделяются типы:

    1. Застройка центра города (административно-офисная) с очень плотным расположением многоэтажных зданий. Убежищ для собак мало. (В небольших городах может отсутствовать). Обычно – одиночные собаки, реже – небольшие стаи. Условно-надзорные или полуодичавшие. Популяционная плотность от низкой до средней.

    2. Разнообразная, гетерогенная жилая застройка со зданиями различной этажности и разного возраста, перемежающаяся магазинами, небольшими парками, небольшими массивами гаражей и т. п. Много убежищ. Наиболее распространена в подавляющем большинстве городов. Одиночные собаки (если в городе нет промзон, есть активный отлов) или стаи, вплоть до крупных. Активное образование стай, видимо, происходит при популяционной плотности свыше 15 - 20 особей на кв. км. Полувольные владельческие, условно-надзорные, полуодичавшие. Популяционная плотность от низкой до умеренно большой. Крупные стаи тяготеют к границам кварталов.

    3. Застройка «спальных районов». Однообразные кварталы жилых зданий, как правило, большой этажности. Убежищ намного меньше по сравнению с предыдущим типом. В небольших городах может отсутствовать. Обычно мало полувольных владельческих, в остальном – подобно предыдущему типу.

    4. Промышленная, шире – нежилая застройка. Как правило, огороженные территории предприятий, оптовые базы, склады, массивы гаражей, иногда крупные стройки, как правило, перемежающиеся пустырями, относительно много потенциальных убежищ. В основном стайные собаки, стаи очень крупные (до 30 особей). Полуодичавшие, иногда одичавшие, условно-надзорные. Плотность – самая высокая из всех возможных типов, особенно в мозаичных промзонах, состоящих из множества небольших участков.

    5. Лесопарковая зона – почти полное отсутствие строений, обильная растительность, сочетающаяся с относительной близостью других типов застройки. В небольших городах этому типу соответствуют примыкающие к городу поля, лесополосы, леса. Преимущественно стаи, концентрируются у источников пищи – свалок. Полуодичавшие и одичавшие. Плотность – низкая, кроме районов свалок (впрочем, свалки можно выделить в отдельный тип, там помимо прочих имеются условно-надзорные собаки бомжей).

    6. Усадебная - в Москве практически отсутствует. Зона малоэтажной частной застройки, а также коттеджные поселки. По характеристикам близка к сельским населенным пунктам. В них – преобладает. В небольших городах может занимать обширную территорию. Убежищ мало (почти вся территория, кроме улиц – занята дворами). В деревнях и старых районов городов – преимущественно полувольные владельческие собаки, плотность их может быть очень большой. Реже – полуодичавшие (в заброшенных домах), заходы одичавших (по ночам).

    При необходимости, в иных ландшафтно-климатических условиях, в других странах в городах можно выделять типы, отсутствующие в России. Это, например, «трущобная застройка» бедных окраин тропических городов, или своеобразная малоэтажная жилая застройка городов США и т. д.

    4. ПЕРВИЧНО- И ВТОРИЧНО-БЕЗДОМНЫЕ

    По происхождению все бездомные собаки подразделяются на:

    I . Первично-бездомные. В городах на юге – собаки- парии, относящиеся к социально-экологическим типам полувольных владельческих, условно-надзорных (community-ownеd dogs), полуодичавшим и одичавшим. Первично-бездомные - это животные, обитавшие «на улице» на протяжении тысячелетий, никогда не подвергавшиеся целенаправленному отбору (отбор был скорее бессознательный), они - предки так называемых примитивных пород.

    Впрочем, в эту группе могут участвовать и потомки собак сельской местности – животные кочевых племен и народов охотников и скотоводов - с их относительно вольным способом содержания собак, но тем не менее имеющимся целенаправленным отбором по рабочим качествам.

    II . Вторично-бездомные – в промышленно развитых странах. Отличие от первично-бездомных – их предки были владельческими и прошли определенный целенаправленный отбор, зачастую – были породистыми животными. Вторично-бездомные характерны для городов развитых стран (в том числе и для России). Вторично-бездомные – потомки беспородных владельческих животных (прошедших, тем не менее, определенный отбор на протяжении многих поколений, когда их предки были сторожами, охотниками и компаньонами) и породистых животных.

    Среди вторично-бездомных можно в свою очередь выделить: а) собак, которые когда-то были владельческими, а затем потерялись или были выброшены и б) собак – потомков потерявшихся-выброшенных, которые сами не были домашними.

    В экологичеком плане южные собаки-парии – могут быть отнесены к трем из вышеуказанных типов: полувольным владельческим (с той особенностью, что находятся на самом краю этой категории, почти не бывая под полным контролем хозяина), условно-надзорным и полуодичавшим. Их наличие – привычная черта бедных кварталов, имеются и в благополучных районах городов третьего мира. О таких собаках писал еще Брем в 19 веке, отмечая их многочисленность в тогдашнем Константинополе, а также в Египте. Таких собак до сих пор много на Ближнем Востоке, в Индии, Индонезии, странах Индокитая, где они делят городские улицы с нищими. Обычно среднего размера, короткошерстные (по климату), поджарые. Плотность их поселений велика, так, по данным американских зоозащитных организаций, население бездомных собак Бангкока и окрестностей составляет до 300 тысяч особей. Источник корма – городские свалки, где они также могут ловить грызунов.

    Снова подчеркнем, что следует учитывать отличие условий в России и в городах стран Южной Азии. Российский тип городов характерен для Европы, домашних собак в них намного больше, чем бездомных, бездомные – это следствие неправильного содержания домашних, их перепроизводства, выбрасывания на улицу, неправильной работы со сторожевыми собаками на территории предприятий и т. д. Бездомные собаки в своем большинстве зависят от человека, как по своему происхождению, так и в своем существовании. Азиатские собаки менее зависят от непосредственной подкормки, а главное – их существование не связано с содержанием домашних собак. В тех беднейших районах городов, где они живут, домашних собак в европейском смысле – т. е. имеющих владельцев - вообще может не быть, содержание домашнее животное–компаньона для населения слишком большая роскошь, следовательно, и выбрасывать там некого. Воспроизводство собак на улицах – только за счет их собственного размножения, чем они и занимаются на протяжении уже многих сотен лет. Об этих различиях полезно помнить при разработке мер сокращения численности уличных собак.

    ДОПОЛНЕНИЯ

    5. СТАЙНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И ВОЗНИКНОВЕНИЕ СТАЙ


    5.1 Итак, в основе любой городской группировки бездомных собак в условиях России находятся собаки, когда-то выброшенные человеком или по какой-либо иной причине потерявшие контакт с хозяином. Структура субпопуляции бездомных собак также определена антропогенными факторами (градостроительными и социальными факторами, и наличием активных мер по регулированию). Базовыми относительно самостоятельными элементами социальной структуры могут являться как одиночные особи, так и постоянные группы (стаи).

    Собака – социальное животное, которому необходимы тесные контакты с себе подобными. Степень зависимости собаки от взаимоотношений с другими особями определяет, состоит ли она в стае или нет. «Стая – это группа животных, которые передвигаются, отдыхают, ищут корм и охотятся вместе» (из работы американских авторов Т. Дэниелса и М. Бекофф «Популяционная и социальная биология безнадзорных собак», 1989 г.). Действия особей в стае достаточно скоординированы, имеется и внутренняя структура (иерархические отношения, разделение функциональных обязанностей – «социальные роли»).

    На первый взгляд, состав и размер стай, в которые входят передвигающиеся по городу собаки, весьма разнообразен. Однако это разнообразие может быть сведено к нескольким формам:

    1. Гонная стая или свадьба – стая «ненастоящая», временная, образуется самцами вокруг самки в эструсе. Более настойчивые самцы образуют временное ядро, остальные – периферию, которая может меняться, если самка перемещается по городу. Свадьбы стайных сук могут быть с участием только самцов стаи (в крупных стаях), или с привлечением самцов со стороны.

    2. Самка с выводком – тоже временная, один из наиболее частых «зародышей» постоянной стаи. Эта социальная группа становится стаей, если подросший молодняк остается вместе, обычно с матерью, реже – покидая мать (или в случае гибели матери). Логова в городах собаки устраивают чаще в зданиях, подвалах, под гаражами (в Петрозаводске именно подгаражные логова – самый распространенный тип). Потомство покидает мать в возрасте от 4-х до 7-ми месяцев.

    3. Родственная стая или «клан» - полностью состоит из родственных животных, обычно самка и ее подросшее потомство одного, двух, реже – большего числа пометов.

    4. Сборная стая – состоит из неродственных животных, собравшихся вместе. Пара самец плюс самка – тоже входят в эту категорию. Образуются в местах интенсивного выбрасывания животных (например, на дачных участках), возникают в местах, где невозможно успешное взросление потомства (людные места) или формируются искусственно сторожами.

    5. Смешанного состава или стая полного состава – состоит как из родственных животных, так и не являющихся потомками одной самки (см. 5. 2).

    Стая в городе (в отличие от сельской местности) в условиях постоянно обильной подкормки со стороны населения – не является принципиально более экологически выгодной формой социальной организации, чем одиночные особи. Скорее всего, при достаточном количестве укромных уголков, но отсутствии слишком тесных контактов с человеком, возникновение стаи просто детерминировано генетической предрасположенностью собак к такой форме социальной организации. Причем плотность популяции – только один из факторов «стаеобразования». Известно, что в деревнях популяционная плотность полувольных владельческих собак очень велика и может быть даже больше, чем бездомных собак в «запущенных» промзонах, тем не менее постоянных стай они не формируют. Препятствует другой фактор – привязанность к хозяину и его двору.

    А вот за городом нахождение в стае действительно потенциально выгодно при конкуренции за ресурсы на свалках.

    5.2 Похоже, базовой формой для территориальной организации бездомных собак при отсутствии постоянного активного регулирования (активного регулярного отлова) является, как и у волков, сочетание стай и одиночных особей, (как правило, более молодых). При этом наиболее устойчивая структура крупной стаи такова: доминирующая самка (две, редко три самки) плюс присоединившиеся к ней самец (или несколько самцов, но доминант обычно один) плюс взрослое потомство доминирующей самки (щенки одного, двух или более помётов). Это так называемая стая полного состава.

    Одним из типичных путей естественного возникновения городской стаи «с нуля» таков. На удобном месте появляется самка-основательница. «Удобное место» должно удовлетворять некоторым условиям. Нужно наличие источников корма (например, новый рынок с пищевыми отходами, часто также важно иметь активных потенциальных людей-опекунов, например, на конечной остановке автобуса и т. п.). Обычно необходимо наличие укрытий – на голой пустоши или посреди тротуара собаки не поселятся, лучший вариант – наличие какого-нибудь огороженного участка, уголка или разных закоулков и проходов, мало посещаемых людьми (хотя при особо благоприятной прикормочной ситуации впоследствии такой уголок уже стайные собаки могут захватить сами – так ведут себя стаи в людных местах, например, у метро). На этом месте не должно уже быть стаи. Впрочем, на этом месте уже может быть скопление собак, но часто это действительно просто скопление одиночных собак, не связанных родственно и не проявляющих более-менее постоянной групповой социальной активности. Такие явления наблюдаются у магазинов, ларьков, на остановках, на помойках. Собаки сходятся туда, кормятся, иногда проводят значительную часть суток, общаются, но затем вновь поодиночке расходятся по другим районам своих участков. Совместно они почти не передвигаются и сплочённой постоянной группы не образуют.

    Самки более «чувствительны» к потенциально удобным для формирования стаи местам. Если самок-основательниц две, то они, как правило, щенки одного помета. Основательница находит логово и со временем начинает сама приносить пометы. Иногда самец (самцы) присоединяются к ней сразу. Но видимо чаще ядро стаи как таковой формируется только, когда часть щенков не погибает и не разбредается. Подросшие щенки остаются с самкой и образуют с ней постоянную группу-клан. Как правило, для этого необходимо сочетание вышеперечисленных условий. В разнообразной городской среде такие «удобные места» не редкость, но число их, конечно, ограничено. Поэтому некоторое количество самок все же в таких благоприятных условиях не находятся и классических стай, следовательно, не образуют. Щенки у них частью разбредаются, частью погибают, либо отлавливаются людьми. Самка, постоянно приносит пометы, но все же остается одиночкой, либо, реже, образует рыхлую группу с самцами – одним или двумя. По мере роста плотности популяции, относительная численность таких одиночек увеличивается.

    К образовавшемуся ядру-клану присоединяются самцы со стороны. Один из них, как правило, становится доминантом. В стае чаще размножаются самки-основательницы и самки из старшего помёта.

    Вот история возникновения одной из петрозаводских стай, демонстрирующая и как стаи могут переходить из одного типа в другой:

    В середине 90-х годов в районе нескольких двухэтажных домов на окраине города, обитала рыжая самка (Рыжуха), судя по опросам - выброшенная. Она в 1997-1998 г. родила щенков, из которых сохранился только один – самка рыжего цвета. Ее, как и мать, называли Рыжуха. До 2001 года они жили вместе, перемещаясь по этому району. Типичный пример постоянной родственной группы. В 2001 году старшая Рыжуха бесследно исчезла. До апреля 2001 года младшая Рыжуха (далее – Рыжуха) рожала в разных подвалах и под гаражами, по мнению опекунов, не менее трех раз. Все щенки пропадали. (Пример временной группы – самка со щенками, которой условия не позволили развиться в стаю). Но в апреле 2001 года произошло роковое стечение обстоятельств, послужившее началом возникновения стаи. В подъезде одного из домов не закрывалась входная дверь, а под лестничным пролетом на площадку первого этажа кто-то выломал несколько досок. Беременная в очередной раз Рыжуха проникла в подвал и родила там щенков. Первоначально было не менее 8, до возраста 3-4 месяцев дожило три, до половой зрелости – 2. Это были самец (имя, данное опекунами - Нянька) и самка (Пушка), оба желто-рыжие. Они вошли в возникающую стаю. Наличие всегда готового к размещению собак убежища – обширного подвала под домом (высота «потолка» от 40 до 80 см.) и пищевых ресурсов (подкормка пенсионерками, некоторыми окрестными жителями и мусорный бак во дворе домов), а также дополнительное убежище в виде дровяного сарая с доступными пустыми отделениями – привели к закреплению стаи на месте.

    Осенью того же, 2001 года, Рыжуха вновь принесла помет в подвале. Первоначальное количество щенков неизвестно, до половой зрелости дожили 3 – желто-рыжий самец (Портрет) и две самки (светло-рыжая Беляна и рыжая Короткохвостая). Поведение Короткохвостой всегда было крайне осторожным, она редко выходила и выходит из подвала, никогда не подпускает к себе ближе, чем на 10 метров, и поэтому ее пол оставался неопределенным на протяжении 2 лет. Примерно в 2000 году жилец того же дома завел у себя двух щенков, которых впоследствии выкинул во двор. Один щенок исчез бесследно, второй перезимовал в дровяном сарае и вырос в темно-бурого кобеля (условная кличка Черный), который сошелся с Рыжухой и ее потомством и занял место доминанта. Собаки стали ночевать и прятаться от непогоды в подвале. Таким образом, к родственной группе («клану») присоединился самец, ставший доминантом, и она преобразовалась в стаю полного состава. В нее на пике численности в 2003 г. входило 9 собак: Черный – самец «со стороны», Рыжуха – самка-основательница, Пушка, Нянька, Портрет, Беляна и Короткохвостая – потомство основательницы, подросток-самка – щенок Пушки (погиб в конце 2003 г. ) и еще один крупный самец, пытавшийся присоединится к стае (исчез тогда же). В виде полносоставной она просуществовала до того момента, когда кобель Черный бесследно пропал ранней весной 2004 года, Рыжуха исчезла зимой 2004-2005 гг. (скорее всего, выловлена службой отлова Автоспецтранса, так как поступали вызовы из этих дворов). Сборная стая опять стала родственной группой состоящей из щенков Рыжухи. На 2006 год в стае это было 5 собак: два самца – Нянька, Портрет и три самки – Пушка, Беляна и Короткохвостая. В сентябре 2006 г. отловили Беляну, Няньку - в феврале 2007 года. На начало 2009 г. в подвале обитают Пушка, Короткохвостая и Портрет. По просьбе опекунов пристраивались или усыплялись все рождающиеся с 2003 по 2009 гг. по настоящее время щенки, опекуны не кормят вновь приходящих собак, таким образом, осуществляется некоторая регулировка численности.

    5.3. Видимо, при определенных условиях видимо в стае могут размножаться все самки. В вышеописанной стае размножалась как самка-основательница, так и все выросшие самки из ее двух пометов (4 самки). Однако самки второго помета, занимавшие наиболее низкий ступени в иерархии, приступили к размножению поздно – Беляна спустя 2 года после рождения, а Короткохвостая – на пятый год жизни, то есть после смерти основательницы.

    Обычно каждый год появляются щенки у доминирующих самок, но бывает, что и младшие члены стаи размножаются, иногда при отсутствии помета у доминантов. Общее количество щенков бывает очень большим: до двадцати – тридцати и больше на крупную стаю в год. Как правило, количество пометов и число щенков в них велико у одиночных самок и самок-основательниц стай в период, когда стая еще не достигла предельного размера. Позже, когда стая становится большой, видимо, наблюдается тенденция к некоторому замедлению темпов воспроизводства. Однако, как видим, они никогда не становятся достаточно низкими. Ежегодно появляющиеся выводки по своей численности многократно превышают убыток от «естественной» смертности среди взрослых.

    Иногда наблюдается инфантицид – уничтожение старшими самками или самцами потомства младших самок. Впрочем, может быть и наоборот – совместное выращивание щенков (еще один пример крайней лабильности и подверженности случайностям социальной структуры городских собак – результат малого давления лимитирующих естественных факторов и ослабления действия генетически детерминированных механизмов авторегуляции, свойственной диким хищникам). Заметим, кстати, что, в отличие от волков, самцы собак крайне редко участвуют в воспитании детенышей, как старших, так и младших самок.

    Намного более заметную роль в определении конечной численности собак, чем внутрипопуляционные механизмы (снижение темпов размножения и инфантицид) играют непосредственно действующие внешние факторы – ограниченное количество ресурсов (правда, играет роль и конкуренция со стороны взрослых) и болезни. Смертность щенков очень высока. Однако, во многих типах городской среды условия позволяют рождаться и выживать такому количеству щенков, которое перекрывает убыль (например, в промзонах). Там обычно субпопуляция собак – самоподдерживающаяся (в жилой застройке и за городом – часто поддержание численности зависит от выброшенных собак).

    5.4. Итак, такого рода стаи, состоящие из четырех компонентов: доминирующих самок, присоединившихся самцов, взрослого потомства старших самок и подрастающих щенков (в определенное время года щенки могут отсутствовать) можно условно назвать полносоставными. К такой стае может прибиваться и молодь со стороны. По своей структуре (но не по размеру и скорости размножения) такие стаи тяготеют к структуре стай волков. Степень сплоченности их ядра, состоящего из старших особей, крайне высока. Степень сплоченности стай, возникших частично или полностью другим путем, например, созданных человеком на огороженном участке, как правило, меньше – то есть среди них чаще бывает так, что их члены тяготеют к самостоятельной активности, особенно за пределами ядра участка обитания.

    Что касается молодых особей, каждый год рождающихся в стае, то они образуют своеобразный шлейф стаи, частично меняющееся каждый год за счет вытеснения, миграции или гибели.

    Полносоставная структура характерны для «успешных» бродячих городских собак, особенно населяющих маргинальные (граничные между разными типами застройки) участки городской среды. Одичавшие и дикие собаки, живущие вне контроля человека длительное время (а не выброшенные недавно), видимо, представлены в основном только такими группами.

    Внешне кланы и возникшие из них молодые полносоставные стаи часто легко идентифицировать по морфологическим признакам. Они либо полностью, либо значительным большинством членов состоят из одинаковых по экстерьеру и окрасу особей, наглядно демонстрирующих таким образом свое родство. Наши петрозаводские наблюдения можно сравнить с исследованиями в Омске, проводившимися Е. С. Березиной. В этом городе подавляющее большинстве изученных стай состояло из особей с однотипными «окрасами, формой ушей и хвостов». Судя из контекста сообщения, речь идет о собаках, относимых к типу полуодичавших городских.

    По мере старения стаи ее ядро становиться более пестрым по внешнему виду, так как его состав обновляется сравнительно медленно и в него по одиночке включаются особи разного происхождения, но молодое охвостье стаи, состоящее из выводков «сеголетков» и(или) «переярков», по-прежнему представляет типичную картину «близняшек».

    5.5 По нашим наблюдением в среднем в половом отношении в полносоставных стаях наблюдается паритет. После возникновения стаи, самки продолжают обеспечивать существование данной стаи на протяжении длительного периода, в отношении поддержания стаи как самостоятельной социальной единицы, состоящей из родственных животных, они играют более важную роль, чем самцы. Как правило, самки более оседлы и не склонны покидать территорию. Самцы же берут роль активных защитников территории и разведчиков за ее пределами. Они более мобильны, в силу чего чаще гибнут, и смена их поколений в стае (при отсутствии регулярного отлова) происходит более часто по сравнению с самками. К стае также постоянно стараются примкнуть самцы «со стороны». Заметим в скобках, что этот обобщенный вывод не исключает существования самцов-долгожителей, доминирующих в той или иной группе на протяжении нескольких (иногда, как утверждают опекуны, более десятка) лет.

    Обилие в городе кланов и, особенно, полносоставных стай является индикатором крайне малой управляемости ситуацией со стороны человека.

    5.6 Близкие по структуре к волчьим, полносоставные стаи находятся как бы на одном, «естественном» или «диком» конце шкалы возможных социальных группировок городских собак. На противоположном, «цивилизованном» конце находятся правильно содержащиеся одиночные домашние собаки, чья «стая» - это семья хозяина. В промежутке – разнообразные варианты, например группы бродячих собак в плотной жилой застройке. Часто это усеченные варианты полносоставных стай – например, самка, самец и один или два щенка, давно ставших взрослыми. Самка регулярно размножается, но внешние условия не позволяют новым щенкам выживать или оставаться с родительницей на сколько-либо длительный срок. «Усеченные» стаи имеют относительно небольшой размер – от двух до пяти особей и «несбалансированный» половой состав – часто с преобладанием самцов. Миграция молодых происходит чаще по одиночке, но отмечаются небольшие группы, состоящие из расселяющихся щенков одного помета (две-три особи, без матери). Как правило, их возраст от 5-6 месяцев до года, такие группы могут дать начало полносоставной стае, стае усеченной, либо даже влиться в состав другой группы, как правило, небольшой.

    Есть вариант «сборных» стай, причем как условно-надзорных, так и бродячих или одичавших. Стаи, часто крупные, состоят из неродственных особей. Такое возможно обычно в условиях устойчивой кормовой базы и, главное, постоянного притока на данную территорию выбрасываемых людьми собак. Это распространенный вариант для условно-надзорных собак. Также типично такое явление для районов свалок или дачных кооперативов и товариществ, где по осени владельцы в массовом порядке оставляют своих «ненужных» питомцев. Даже беглый взгляд на такие сборища выявляет крайнюю «разномастность» их членов – как по размеру, так по породе и окрасу. Сплоченность таких стай меньше, чем «естественно» возникших. При прекращении притока новых собак такие стаи постепенно превращаются в полносоставные – за счет выбывания менее приспособленных и размножения более успешных. Такой процесс, как уже указывалось, приводит к унификации экстерьера и окраски.

    Особо разнообразны группировки условно-поднадзорных собак, что объясняется искусственностью их происхождения.

    5. РАЗМЕРЫ СТАИ

    Размеры стай не могут быть произвольно большими. Как и многие другие аспекты, вопрос о предельном размере стаи собак изучен недостаточно. При его рассмотрении нужно, прежде всего, учитывать, что стая собак – это не косяк рыбы или муравейник, животные в которых не распознают индивидуальность друг друга. Собачья стая – образование, состоящее из поведенчески более сложных элементов; члены ее должны «знать друг друга в лицо», чтобы поддерживать определенное «разделение труда» и иерархию. Степень сложности этих взаимоотношений не позволяет увеличиваться группе сверх определенного предела, за которым функционирование группы как целого будет невозможным. Этот предел определяется, например, доступностью корма. Имеющиеся в ближайших окрестностях мусорные баки обладают ограниченным ресурсом, а для обшаривания большего количества баков требуется больший расход сил, большая организованность. Но крупной городской стае сохранить организованность на дальнем маршруте очень сложно. В сложной городской среде с относительно обильным, но распределенным в пространстве потенциальным рационом, стая должна демонстрировать достаточно четкую слаженность действий при его поиске. Очень крупной стае это невозможно, в растянувшейся на маршруте стае члены ее будут терять контакт друг с другом – из-за сложности застройки, людей, машин, домашних собак и т. п. Утеря контакта – утеря сплоченности и стая рассыпается на подгруппы. Поэтому устойчивые стаи, превышающие 15 особей, в зоне разнообразной застройки представляются редким исключением. В Петрозаводске наиболее крупная отмеченная стая бродячих собак на границе жилой застройки насчитывала 17 особей, но в ней явно прослеживалась тенденция к разделению на несколько более мелких подгрупп, прежде всего, к отсеиванию молодняка из «охвостья».

    При «естественном» ограничении численности стаи прежде всего отсеивается молодняк, которому не хватает ресурсов при самостоятельном поиске (конкуренция со взрослыми), иногда наблюдается инфантицид (уничтожение взрослыми собаками щенков, особенно у сук, младших в иерархии). Выжившие молодые особи разбредаются по окрестностям и могут сформировать свою стаю.

    Видимо, чем более однородна среда и однообразен источник корма – тем более крупной может быть стая. Поэтому размножающиеся условно-поднадзорные стаи на огороженных крупных предприятиях с активными опекунами потенциально могут достигать численности и более 15 особей, но тут действует ограничительный фактор в виде человека – работники пытаются ограничить размер путем раздачи или уничтожения приплода.

    В целом вряд ли городская организованная стая собак, сохраняющая свою сплоченность, может превысить размеры 20 - 25 особей (чаще, как видим, намного меньше). Встречаемые иногда сообщения о скоплениях собак в 30, 40, 50 и более особей относятся, скорее всего, к рыхлым, слабо структурированным сборищам одиночных собак или нескольких стай в местах обильного корма – например, на свалках. Такие сборища, видимо, мало способны к сложным согласованным действиям и совместному передвижению. Также иногда – при высокой плотности безнадзорных собак - возникают временные крупные гонные стаи («свадьбы») – когда за самкой в состоянии течки следуют до 20 – 25 самцов разного происхождения, в том числе домашних, иногда сопровождаемые самками из соседних стай.

    Обычно в нашей стране размеры стай не городских одичавших собак примерно таковы как и у городских, так по данным Рябова (Европейская Россия) из 21 учтенной стаи 11 стай состояли из 5 – 6 особей, 5 стай – из 2 – 3 и 5 стай – из 8 или 9. Однако, иногда в природе размеры стай не городских одичавших собак могут, видимо, быть большими, по крайней мере Боитани отмечал для условий южной Италии стаи по 20 – 30 особей. Стаи динго в Австралии достигают численности в несколько десятков особей.

    Очень крупные стаи отмечаются и для некоторых других псовых, например, стаи африканских гиеновых собак (дикий вид, не относящийся к роду волков и настоящих собак Сanis) – до 90 особей. В последнем случае такую численность можно объяснить однообразным ландшафтом саванны и наличием достаточно крупной и обильной добычи – крупной копытных, охота на которых (загон и нападение) требует совместных усилий многих животных. Видимо, по аналогии крупные стаи для одичавших обычных собак можно объяснить однородными условиями обитания, преимущественно открытыми южными ландшафтами (поля, степи) и устойчивым и однообразным источником корма – это, например, обильные свалки для одичавших.

    Также замечу, что размеры стай в городе всегда уменьшаются при наличии активного отлова. Стая, достигающая предельного размера – знак крайне запущенной ситуации в области регулирования численности, крайнего неблагополучия…

    6. НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И ТЕРРИТОРИАЛЬНОМУ ПОВЕДЕНИЮ БЕЗНАДЗОРНЫХ СОБАК

    Еще А. Брем указывал на то, что каждая стая азиатских бродячих собак не кочует беспорядочно, а занимает свой определенный участок, охраняя его от посягательства других собак. Однако абсолютизировать такую защиту не следует – стаи могут проходить на участок обитания других стай и даже объединяться. Причем вероятность таких перемещений – не так уж мала.

    Утверждение о том, что при большой плотности поселения собак интенсивность их перемещений падает, нуждается в значительной коррекции ввиду наличия различных возрастных групп и многообразия типов безнадзорных собак. Если интенсивность перемещений крупных стай из взрослых особей невелика, то сохраняется перемещение молодняка, вынужденного искать новое местообитание среди «взрослых» стай. Кроме того, наличие бездомных стай мало влияет на перемещения домашних безнадзорных собак, особенно в дневное время - в период наивысшей активности домашних собак и низкой – бездомных. Перемещения же гонных стай даже в условиях высокой плотности могут выходить далеко за пределы привычного участка обитания самки, находящейся в состоянии эструса.

    7. РАЗМНОЖЕНИЕ УСЛОВНО-НАДЗОРНЫХ СОБАК

    Размножение настоящих сторожевых собак либо не происходит, либо жестко контролируется сторожами. Одно из отличий условно-надзорных собак от сторожевых как раз в том и состоит, что зачастую кроме кормежки и предоставления территории участие опекунов в их судьбе никак не проявляется. Во время течки самки могут удаляться с территории, затем, естественно, они приносят потомство. Зачастую у опекунов, как правило, сентиментальных женщин, «рука не поднимается» новорожденное потомство ликвидировать, либо опекуны не имеют доступа вглубь логова. Большинство же работников предприятия до поры до времени вообще не обращает внимания на щенков. Для предприятий вполне характерна абсолютная безалаберность в отношении собак, не предпринимается никаких целенаправленных попыток хоть как-то упорядочить на перспективу содержание и разведение животных в пределах территории . В результате это приводит к различным эксцессам. После того как щенки подрастут, судьба их складывается по-разному. Иногда опекуны развивают лихорадочную деятельность по пристраиванию щенков по принципу «лишь бы взяли». Иногда часть разбегающихся по территории щенков подвергается спонтанному уничтожению «опомнившимся» работниками, особенно если начинаются проблемы с агрессивным поведением собак, причем методы экзекуции избирают исходя отнюдь не из гуманных соображений. Наконец, и чаще всего, выжившие щенки просто рассасываются по окрестностям, и судьба их никого уже не интересует, и так – до следующего помета.

    Крайне способствует распространению бродячих собак в промышленных зонах также невероятная захламленность территорий и отсутствующая на протяжении многих лет уборка, многие производства во время экономического кризиса 90-х были закрыты или перепрофилированы – отсюда полуразрушенные и заброшенные заводские строения, служащие убежищами и родильными логовами для собак.

    8. МНОГОЛЕТНЯЯ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ

    Научного изучения изменения численности собак на протяжении веков и десятилетий практически не велось. Опираясь на немногочисленные разрозненные свидетельства можно сделать общий вывод об относительном увеличении числа безнадзорных собак в годы экономических кризисов умеренной силы, сопровождающихся плохим управления городским хозяйством. Чем более благополучен в экономическом смысле период, тем меньше безнадзорных собак в городах. С другой стороны, в годы еще более острых исторических потрясений: войн и революций, сопровождающихся голодом, количество собак в городах резко сокращается, так как практически все продуктовые ресурсы используются людьми. В такие периоды и сами собаки становятся источником мяса для голодающих людей. Сохраняются только одичавшие стаи вне городов, перешедшие к диверсифицированной кормовой стратегии.

    Детальные причины видимого увеличения численности безнадзорных собак в российских городах на протяжении 90-х годов также никогда не были предметом пристального изучения. Однако, исходя из общих соображений, можно выделить ряд факторов, которые могли способствовать такому росту.

    Во-первых, резкий рост кормовой базы. Появилось множество уличных торговых точек, торгующих продуктами – от рынков до ларьков. Качество же уборки города соответствующими службами снизилось из-за всеобщего упадка и недофинансирования городского хозяйства. Грязь, свалки, захламленность – благоприятная среда для собак.

    Во-вторых, изменение социально-психологического отношения к содержанию домашних собак – фактор, связанный с предпочтениями «массового сознания». В публикациях печати, в телевизионных передачах о животных преобладает легкомысленный умильно-сентиментальный тон. Рассказывается о модных породах, о домашних любимцах звезд эстрады, о «забавных» случаях и гастрономических предпочтениях зверюшек, публикуются даже астрологические гороскопы животных. Но практически ничего не говорится о содержании животных как особом виде социальной ответственности. Таким образом, в массовом сознании формируется стереотип домашнего животного как доступной забавной игрушки, обзаведение которой как бы приближает нас к кругу элиты, якобы повышает наш социальный статус или же является следствием мимолетного порыва.

    Мода на ту или иную породу, легкость, с которой можно завести собаку, отсутствие регистрации, распространенная безалаберность и ненаказуемость в вопросах содержания, – вся эта хаотическая ситуация способствует перепроизводству домашних собак. А в ситуации перепроизводства начинает действовать своеобразная цепная реакция, еще больше усугубляющая ситуацию: ненужное потомство неопытный владелец пытается пристроить любой ценой, частенько буквально навязывая щенков знакомым и малознакомым. Многие люди, вполне вероятно, никогда бы в другой ситуации не стали бы брать животное, так как психологически или по экономическим причинам не расположены к содержанию собаки, но, поддаваясь на уговоры, ее берут. Так растет число неприспособленных к содержанию животных владельцев. Ответственного содержания от таких «владельцев по недоразумению» ждать не приходится, отсюда незапланированные пометы и повторяется история с пристраиванием. Случается и другой вариант: помаявшись с собакой некоторое время, ее бросают на произвол судьбы. Многие люди не отдают себе отчета, что обзаведение животным – крайне серьезный шаг и решатся на него нужно не по первому эмоциональному порыву. В конечном итоге, только владелец несет ответственность за все, что происходит с его питомцем, в том числе за судьбу потомства. Однако предотвращение размножения, в том числе путем стерилизации своего животного – дело еще непривычное. Практически отсутствует просвещение населения относительно ситуации перепроизводства домашних животных, ее причин и последствий. Нет пропаганды и поддержки стерилизации животных владельцами. В массовом сознании, в отличие от западных стран, не сформировано мнение о необходимости такого шага.

    Особым фактором, касающимся только бездомных собак, является безответственное опекунство. Иногда это самое настоящее разведение бездомных собак путем выкармливания стаи и последующими конвейерными родами со всеми вытекающими отсюда последствиями (пример взрывообразного роста стаи приведен выше).

    Вид выпрашивающей корм собаки для многих людей является мощным психологическим стимулом, заставляющим немедленно прибегнуть к подачке. Для большинства людей их роль в жизни бездомных собак случайными подачками и ограничивается. Но в случае, когда человек многократно встречается с одним и тем же животным во дворе или на ежедневном маршруте в магазин или на работу, то он начинает отличать это животное от других, привыкает к нему, подачки становятся адресными и ежедневными. Так человек становится опекуном. Интенсивность опекунства различна: от нескольких минут в день, потраченных на раскладывания еды перед животными по пути на работу и до многократных навещаний в течение суток – если животные размещены по месту жительства опекуна. Опекунство – своеобразное социально-психологическое явление, когда человек или группа людей постоянно, изо дня в день кормят собаку или группу собак на определенном месте, иногда предоставляя животным и другие «услуги». В подавляющем большинстве случаев в зоне жилой застройки опекунами становятся женщины предпенсионного и пенсионного возраста, сентиментальные, с неугасшими материнскими чувствами. Их потенциальная социальная активность не востребована обществом – например, из-за отсутствия сети приютов, в которых они могли бы ухаживать за животными. Свои чувства женщины изливают на попавшихся на улице или забежавших во двор животных. Со временем опекунство становится своеобразной психологической зависимостью, люди постоянно думают о своих подопечных, тратят на кормление весьма приличные суммы, «защищают» подопечных от реальных и мнимых опасностей.

    В промышленной зоне, на территории предприятий и организаций, наиболее активными опекунами являются чаще женщины-работники предприятий, а также сторожа, особенно в случае «шефства» над «условно-сторожевыми» собаками.

    Следует различать ответственное, продуманное опекунство (поиск хозяина для собаки) и безответственное (выкармливание стаи), вызывающее тяжелые последствия. Безответственное – служит косвенной причиной появления стаи бездомных собак на определенной территории или роста опекаемой стаи и числа рождающихся в ней щенков. Один из типичных сценариев опекунства, имеющего негативные последствия, таков. Во двор или на иную удобную площадку попадает собака – либо выкинутая, либо переместившаяся из другого района. Она «закрепляется», найдя удобные условия, и у нее появляется опекун или опекуны. Наилучшим выходом было бы, конечно, нахождение для собаки хозяина – в случае не очень одичавшего животного. Однако, в условиях перепроизводства животных и отсутствия приютов «неограниченного приема», это может быть весьма сложной задачей. Многое зависит и от энергичности опекунов в деле нахождения новых владельцев. В случае, когда найти нового владельца не удается или его не ищут, то собака остается на месте. Если собака – кобель, притом не агрессивный, то по первоначалу особых последствий нет. Но если это самка, то естественно, регулярно начинает появляться потомство. Здесь некоторые понимают неизбежность появления щенков и предпринимают меры. В этом случае в последнее время довольно распространенным решением является стерилизация собаки и наиболее ответственные и энергичные опекуны идут на это. Но такой выход требует наличия средств и ветеринара, готового оперировать бездомную собаку. Пока что в российских условиях более распространены другие способы – усыпление (часто «народный способ» - утопление) новорожденных щенков, либо попытки их раздать, иногда часть помета раздается, часть – усыпляется

    Но сам факт стерилизации самок стаи – не является достаточным для прекращения роста стаи. Ведь стаи, как мы видели, растут и за счет прихода новых собак со стороны. Опекуны создают неверояно большое обилие корма – что не может не привлекать новых собак. Таким образом, вполне реально и осуществляется на деле (в Москве) возникновение стай, в которых уже свыше 10 собак, все самки стерилизованы – но стая продолжает рост. Таким образом, опекунство, не направленное на раздачу животных, в конечном счете ведет к негативным последствиям – даже при стерилизации.

    Кроме того, опекунские собаки чувствуют себя уверенно с людьми, что приводит к выпрашиванию-вымогательству корма, активной «защите» территории от «чужаков» - прохожих. Люди становятся для собак подносчиками корма, невысоко «котирующимися» в их иерархии - что чревато крайне негативными последствиями.

    Степень зависимости роста стаи и размножения от «стараний» опекунов может быть весьма значительна, особенно в начальный период, когда еще немногочисленным животным достается больше корма.

    9. НЕКОТОРЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО РЕГУЛИРОВАНИЮ ЧИСЛЕННОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ПЕТРОЗАВОДСКА)

    Для внедрения эффективной программы сокращения численности безнадзорных собак следует учитывать особенности различных социально-экологических типов и, соответственно, применять дифференцированный подход. Прежде всего, для борьбы с выбрасыванием домашних собак, за счет которого пополняется состав всех вышеперечисленных социально-экологических категорий, необходимо уменьшение перепроизводства собак. Это меры, стимулирующие владельцев предотвращать размножение своих питомцев, например путем стерилизации. Таким образом, объем ответственного спроса на животных будет приближаться к предложению, то есть количеству раздаваемых владельцами щенков.

    Для профилактики появления безнадзорных домашних (владельческих) собак следует наладить контроль выполнения владельцами Правил содержания животных и применять иные меры повышения культуры владения животными для предотвращения неконтролируемого свободного выгула и дичания владельческих собак.

    Для уменьшения численности уже имеющихся на улицах проблемных безнадзорных владельческих собак и бездомных собак всех типов необходимо иметь эффективную службу отлова, пункт для краткосрочной передержки отловленных животных (карантинные вольеры) и приют (приюты) для долгосрочной передержки. Потенциально «проблемные» владельческие безнадзорные собаки подлежат отлову и помещению в пункт передержки, в дальнейшем – в приют. Возвращение их владельцу должно происходить после оплаты им услуг по отлову и содержанию его собаки – это практика всех развитых стран.

    Основной формой работы по всем типам бездомных собак остается регулярный безвозвратный отлов (при гуманизации самих методов изъятия собаки из городской среды без ее умерщвления на месте отлова, если она не представляет непосредственной опасности для жизни человека). Также следует рассмотреть ряд дополнительных мероприятий. Так, для уменьшения численности условно-надзорных собак огороженных территорий необходимы меры по упорядочиванию (регламентированию) содержания животных на территории предприятий и организаций. Если работники предприятия настаивают на присутствии собак на территории, то часть таких собак подлежит безвозвратному отлову и вывозу в пункт передержки/приют, остальных целесообразно стерилизовать (прежде всего самок) и оставить под надзором работников предприятия при условии недопущения свободного выхода собак за ограду и соблюдения основ Правил содержания, наличия вольеров и т. п. (частичное использование стратегии «отлов-стерилизация–возврат» (ОСВ). Работники предприятия должны обеспечить недопущение проникновения новых собак. Повышенная степень территориального поведения условно-поднадзорных собак в границах ограды также может содействовать недопущению других животных. (Такой подход оправдан также и тем, что зачастую опекуны препятствуют полному удалению собак с территории и прячут собак от отлова, но при этом по прежнему не препятствуют их размножению.) Так же стоит поступать и с условно-надзорными дворовыми собаками - причем следует всячески стимулировать непосредственную, без отлова, передачу таких собак новым владельцам, пользуясь тем, что такие собаки демонстрируют слабую степень одичания и социализированы на человека. После получения результатов программы необходимость в применении ОСВ будет уменьшаться (в развитых странах ОСВ в отношении собак никогда не применялся и не применяется, а единственной формой работы по безнадзорным собакам служит безвозвратный отлов с помещением в приют).

    Основной формой работы по полуодичавшим (бродячим) собакам, особенно в жилой застройке, является оперативный безвозвратный отлов (это касается и молодняка), как исключение можно рассматривать стерилизацию c возвратом в отдельных случаях некоторых имеющих опекунов особей, которых можно перевести в разряд условно-надзорных . Для предотвращения появления новой группы на месте отловленной стаи, следует наладить мониторинг потенциальных участков обитания и профилактический отлов вновь появляющихся животных до того, как они успели одичать и (или) начать размножаться (такая форма успешно зарекомендовала себя в развитых странах) . Одичавшие, выброшенные, а также мигрирующие собаки и молодняк собак всех экологических типов подлежат безвозвратному отлову.

    Отловленные животные транспортируются в пункт передержки (карантинные вольеры). Попадающие в пункт передержки отловленные бездомные собаки всех типов подлежат ветеринарному осмотру и передержке в течение определенного срока. В течение этого срока они могут быть переданы новым владельцам или востребованы старыми (в случае отлова владельческой собаки). Далее, собаки, для которых в условиях имеющегося спроса могут быть найдены новые владельцы, при наличии свободных мест передаются в приют (а также в частные или общественные приюты, если они желают их принять) для передержки на протяжении длительного срока. Остальные животные (прежде всего одичавшие, больные, неспособные к самостоятельному существованию и т. д.) после периода краткосрочной передержки подлежат усыплению (ветеринарным специалистом с применением медикаментозных безболезненных методов).

    Автор: Владимир Рыбалко. Цикл статей: «Собаки и кошки в городах. Проблема бездомных животных», размещен на сайте автора: Проблема бездомных животных - научный подход. Источник: http://www.feralan.narod.ru/