Главная Клички собак Анатомия собаки Болезни собак Знаменитые собаки Собачий гороскоп Законодательство Статьи
  Содержание собак
Воспитание собак
Уход за собакой
Выгул собак
Дрессировка
Кормление
Стрижка собак
 
       
Породы собак
  • Овчарки, пастушьи
  • Пинчеры, молоссы
  • Терьеры
  • Таксы
  • Шпицы и примитивные
  • Гончие
  • Легавые
  • Ретриверы, спаниели
  • Декоративные собаки
  • Борзые
  • Непризнанные породы
    Дикие собаки
     
           
      Реклама
     
           
    Партнеры
    Толстовки с логотипом изготовление толстовок и свитшотов с логотипом.



     

    Статьи о собаках

    О происхождении и эволюции собаки

    Из всех домашних животных собаки считаются самыми древними зверями, вошедшими в культуру. Может быть, поэтому или по другим причинам до сих пор существуют разные мнения об их диких предках. В самом деле, в настоящей фауне существуют "собаки" лишь в домашнем состоянии. А в диком есть лишь их родичи волки, шакалы. Прямой же предок пока не установлен. В подобных случаях, так же как это объясняется для ряда культурных растений, предполагают гибридное происхождение вида familliaris.
    Вопрос о диких предках собак более или менее ясен, хотя один авторы их производили от гипотетических, якобы ныне вымерших, особых собак - Canisferus (Штудер), другие - из богатого видами рода Canis, выдвигали в качестве предков собак шакалов, волков, койотов, лисиц и др.

    Широкую полифилию происхождения собак допускал Ч. Дарвин, руководствуясь мнениями путешественников и своими впечатлениями во время экспедиции на корабле Бигль. Дарвин исходил из того, что породы домашних собак той или иной страны похожи на местных диких представителей рода Canis. В его время, однако, познания в области систематики и истории были далеко недостаточны. Систематика сильно обогатилась после работ Майварта, Гексли, Хильцгеймера, Штудера, Огнева, Мэтью, Аллена и др. Поэтому для обоснованного предположения о диком или о диких родоначальных видах требуется представить себе классификацию как диких, так и домашних собак.

    Классификация диких Canidae все время претерпевает значительные изменения и уточнения. И до сих пор разные зоологи по-разному относятся к границам родов, подродов и видов. Примером этого может служить лисица. У одних авторов (С. И. Огнев) лисицы и песцы выделяются в разные рода (Vulpes и Alopex), а другие авторы (Хильцгеймер) считают лисиц и песцов двумя подвидами одного рода Canis.

    Мы стоим на точке зрения последних авторов, допуская в семействе Canidae небольшое число родов и большое число подродов.

    Во всем семействе псовых (Canidae), то есть собакообразных животных, мы признаем пять родов. Морфологически они отличаются друг от друга разными зубными формами. Из них четыре рода бедны видами и один - богат ими.

    Бедные и поэтому редкие роды находятся в разных частях света. Так, Otocyon, имеющий лишь один вид - ушастую собаку Otocyon megalotis, обитает только в Южной и Восточной Африке.

    Род Cuon - красный волк распадается на три вида:
    1. Cuon dukhunensis Sykes (колсун) - центральноазиатский вид, обитающий на Гималаях и на ближайших к ним горах;
    2. Cuon javanicus Desm (адъяг малайский), живущий на Яве;
    3. Cuon alpinus Pall - альпийская форма, распространена несколько севернее Центральной Азии.

    Род Spheotos - лесная собака с одним видом (Spheotos venaticus Lund.) - распространен в Южной Америке

    Род Lycaon - гиеновая собака, тоже лишь с одним видом обитает в Африке.

    Пятый род - Canis - собака (см. jpg), в противоположность четырем перечисленным выше родам, очень богат видами; распространен по всем материкам, включая Австралию. У всех представителей этого рода 42 зуба. , формула которых:

    3 . 1 . 4 . 2
                  x 2 = 42
    3 . 1 . 4 . 3

    Подроды, составляющие этот род, не все имеют одинаковое таксономическое отграничение от других подродов. Поэтому выделение отдельных из них в роды до некоторой степени оправдано. В основу классификации чаще всего кладутся морфологические и в меньшей мере биологические критерии. Из морфологических признаков черепа, кроме зубов, учитываются размеры лобных полостей, формы надглазничных отростков; из других морфологических признаков учитывают размеры тела, форму зрачков, длину ушей, хвостов и т. л.

    Но если подходить к систематике рода не только с морфологических, но и с биологических позиций, например, учитывать возможность получения гибридов, то подроды рода Canis оказываются неравноценными. Так получились гибриды, и даже плодовитые, между подродом Canis (волки, собаки) и Canis Thos (шакалы); с большим трудом получаются гибриды между песцом и лисицей, относящимися к разным подродам; отсутствуют гибриды между лисицами и собаками.

    Исходя из только что сказанного, подавляющее большинство подродов в качестве родоначальников домашних собак отпадает. Это все лисообразные, такие как лисицы (Vulpes), песцы (Alopex), абиссинская шакало-лиса (Simenia); все американские шакалообразные формы - койоты, меконги, "собаки Азары"; шакалообразные формы Африки, такие как чепрачный шакал (Lupulella), полосатый шакал (Schaffia), длинноухий фенек (Megalotis), серая лисица Северной Америки (Urocyan). Всего отпадает 10 подродов из 12.

    Остается два подрода наиболее близких к домашним собакам как по морфологическим, так и по биологическим признакам: волки - Canis (Canis) lupus и шакалы Canis Thos. Домашние собаки, объединяемые в один вид Familiaris, отнесены вместе с волками к одному подроду - Canis рода Canis. Но в то время, как волки по подродовым признакам довольно однообразны, шакалы, наоборот, отличаются разнообразием. Домашние собаки плодовито скрещиваются с волками и шакалами, подтверждая кровную близость между волками, шакалами и домашними собаками.

    Волки и шакалы. Чем характеризуются волки и шакалы? Географические ареалы их различны и только в немногих местах смешиваются; различны у них степень изменчивости морфологических признаков и повадки. Но при этом имеется немало признаков, сближающих оба подрода. В общей форме можно сказать, что волки - это субарктические животные, а шакалы субтропические.

    Волки распространены по Азии, за исключением Аравии и Индокитая; в Северной Америке они обитают от полярных зон до Мексики; в Европе - в ее большей части, а в прошлом, до массового истребления волков человеком, они существовали по всей Европе. Зергель, изучивший четвертичных млекопитающих, в том числе и волков, Средней Европы, описал несколько видов последних. В своих работах Зергель основывался на различных исследованных им черепах, однако, как показали исследования В. В. Петрова, индивидуальная изменчивость черепа волков столь значительна, что не дает права устанавливать на этой основе различия в европейских видах. В лучшем случае можно допустить существование нескольких рас, но и то со всесторонним учетом живых особей.

    Следовательно, приходится принять, что в Европе обитает один вид волка (Canis) Canis lupus.

    У наших типичных волков выделяют несколько рас - камчатскую, туруханскую, пустынную, северокавказскую, кубанскую. В Западной Европе несколько выделяются волки Северной Испании и Италии. Отличия этих рас заключаются в размерах, окрасе; у некоторых в краниологических признаках.

    Что касается Азии, то там господствует этот же вид (Canis) Canis lupus с разными вариациями. Во всяком случае, им заселена Европа и Азия до горных хребтов материка. Южнее же хребтов выделяют другие виды, как, например, тибетский чанко (chanko), индийский (pallipes), а также японский (hodophylax). Но между этими азиатскими видами различия так малы, что признать их более чем за подвиды нельзя. Из них индийский подвид занимает Индостан и часть Белуджистана. Тибетский, кроме Тибета, существует в горной южной части Монголии, на Памире.

    Волки земного шара относительно однородны. Для всех волков характерны, по сравнению с другими представителями Canidae, крупные размеры.

    Их основная добыча - млекопитающие средних и даже крупных размеров. Они охотятся скрадом, из засады или прямым преследованием (до изнеможения добычи). Сами волки при беге отличаются большой неутомимостью. Если жертва крупная, то волки чаше всего берут ее уже обессиленной. Мелкие животные и птицы являются тоже их кормом, но уже в силу необходимости.

    Иными представляются шакалы. Размеры их обычно меньше, чем подавляющего большинства волков. Питаются они в основном мелкими зверями и птицами. Крупных животных они поедают либо в виде трупов, либо совсем обессиленными. Нападают на детенышей разных зверей. Охотятся они из засады быстрыми прыжками или броском.

    Распространены шакалы по Южной Азии от Бирмы на востоке и до Малой Азии на западе. Северная граница их ареала проходит по южному склону Гималайских гор и к югу от Памира. Встречаются они в южных частях Туркмении, по Амударье, Закаспию и в разных местах на Кавказе.

    В Европе шакалы водятся на Балканском полуострове и доходят до южной части Венгрии. Все указанные районы заняты одним видом - золотистым шакалом Canis (Thos) aureus Oken. Штудером, Н. А. Смирновым и другими авторами выяснены его краниологические особенности, которые могут быть сравнены с таковыми у волков. Эти особенности прежде всего относятся к характеру зубной аркады. Она состоит у золотистых шакалов из мелких зубов, расположенных не сомкнуто. Кроме того, зубы у основания имеют пояски (gyngulum). Клыки тонкие и высокие. Плотоядные зубы (dentes sectorii) меньше по длине, чем сумма длины двух задних коренных в верхней челюсти. Индексы промеров черепа показывают, что морда у азиатских золотистых шакалов длиннее в основной части. Кроме того, у золотистых шакалов расстояние височного сужения от поперечной плоскости, проходящей через надглазничные отростки, относительно меньше, чем у волков.

    На севере и северо-востоке Африки распространены другие виды шакалов. К ним относится менгезиева - мелкий шакал (Canis Thos menhesi Noak).

    Это - самая крупная форма, напоминающая европейскую овчарку, додерлейнов - (Thos) doederleini Hilrh. Основная длина черепов колеблется между 178 - 187 мм.

    Далее - Canis (Thos) anthus Cuv - грациозный сенегальский шакал.

    Canis (Thos) lupaster - волчий шакал меньших размеров, чем C. (T.) doederleini, и больше, чем C. (T.) anthos. Волчьего шакала называют также "священным" (sacer), так как в Египте были обнаружены его мумии. Рост волчьего шакала 50 см; основная длина черепа - 147 - 155 мм. У него широкая шпицеобразная голова с большими, широкими, высокими заостренными ушами. - Туловище мощное на довольно высоких ногах; хвост пушистый, опущенный, но иногда загибающийся дугой. Шерстный покров не очень густой, темного и коричневого окраса.

    Волчий шакал обитает в северной (Марокко) и северо-восточной части Африки. По ночам и вечером появляется и в долине Нила.

    Нападает на мелких антилоп, зайцев, мышей, кур и других птиц. Любит лакомиться и фруктами. В дождливое время держится в сворах, предпринимая большие странствования и нападая на овец и коз, которых больше давит, чем съедает; рассеивает стада, чем вызывает большой гнев пастухов. Когда голодны, то всей стаей жадно бросаются и на падаль. В степях Внутренней Африки на этих шакалов охотятся с борзыми.

    В неволе волчьи шакалы ведут себя, как и другие дикие Canidae, особенно сходные с настоящими волками. Сначала они пугливы и легко раздражимы. Привыкая, идут на зов и позволяют себя ласкать. Их вой подобен вою их диких сородичей, но голос слышится редко.

    Беременность длится 63 дня. Щенки имеют нежную шерстку. При нормальном питании быстро растут.

    Волчьи шакалы, как и все их африканские "виды", изменчивы по размерам, по стройности и массивности черепа.

    Мы остановились подробно на волчьем шакале, как на одном из предполагаемых родичей домашних собак. С этой же стороны представляют интерес и другие, близкие к нему, - серые шакалы. Антониус, исходя из работ Штудера и Хильцгеймера, различает среди них четыре типа. Один из них, с несколькими местными расами, распространен в южной части Северной Африки, на север до Нубии и в Абиссинии. Это стройный шакал (variegatus) и широкоголовый (riparius).

    Второй тип обитает в Сенегамбии.

    Третий тип серого шакала, богатый вариациями, обитает в Северной Африке.

    Четвертый тип - собаки Долерлейна Антониус описал еще черепа другой североафриканской формы - C. Thos studeri, однако он считает, что черепа этой формы являются скорее измененными неволей черепами волчьего шакала. Они были взяты из зоопарка.

    Волко-шакал Додерлейна - животное светло-желто-серого окраса с довольно короткой мордой, на высоких ногах. Он резко отличается от соседнего, сирийского волка, с которым все же иногда дает гибридов.

    Северная и особенно Северо-Восточная Африка, как видим, богата разными дикими формами подрода Canis Thos. Однако они не имеют столь резко выраженных чисто шакальих признаков, какие имеют евразийские золотистые шакалы (Canis (Thos) aureus). Некоторые из них, особенно же волчий шакал и волкошакал Додерлейна, отличаются смешанными признаками волков и шакалов. При этом все эти "северные шакалы" очень изменчивы, плодовито скрещиваются, и поэтому разным авторам с трудом удается наметить у них географические расы или подвиды. Наличие переходных признаков сильно затрудняет их таксономическую оценку.

    Если у нас мало сомнения в исходном материале для одомашнения серых волко-шакалов Африки, то роль золотистого азиатского шакала, как предка домашних собак, загадочна. Долгое время существовали представления, что мелкие шпицеобразные собаки, по крайней мере торфяниковые шпицы Европы, произошли от золотистых шакалов, а крупные - от волков. Но после исследований Штудера (1880 - 1907) представление о том, что золотистый шакал был предком шпицев, отпало, так как характерных шакальих признаков ни в черепе, ни в зубах этих собак не обнаружено.

    Однако и до сих пор мысль об участии золотистого шакала не была окончательно оставлена.

    По поводу генетической связи собаки и шакала приведем интересное описание некоторых черепов собак, сделанное А. А. Браунером (1940). В 1915 - 1917 гг. он получил 16 черепов собак из глухих марийских поселений Кировской области (б. Вятской губернии). В трех черепах автор нашел сходство с черепами описанных нами серых шакалов. Они отличались лишь несколько большей шириною морды и всего черепа, что являлось следствием доместикации. Другие черепа он сравнил с черепами золотистого шакала. Большая часть промеров оказалась у них одинаковой. Браунер писал, что морфологические признаки, отличающие череп шакала от черепа волка и собаки, оказались у марийских дворняжек. Особенно сходно построение слуховых барабанов, носовых отростков, лобных и межчелюстных костей. Профиль - прямой с едва заметной выемкой ниже надглазничного отверстия. Ободки (cyngulum) на первых верхних молярах выражены, как у шакалов. Зубы мелкие.

    Браунер считал, что эти собаки представляют собой сохранившиеся реликты групп, свойственных Южной Азии. Марийские собаки стоят близко к лайкам.

    Не раз в литературе отмечалось наличие у домашних собак двух различных типов. Одни из авторов связывали этот факт с двойственным происхождением собак - от волков и от шакалов, а другие, устанавливая эти типы, не говорили прямо о наличии двух разных родичей - предков, а лишь констатировали самый факт.

    Н. А. Смирнов (1936) находил у лайкообразных собак эти два типа - волчий и шакалий. Они обнаруживаются, несмотря на сильные доместикационные изменения, у зверовых лаек, особенно в укорочении морды (шпица).

    У шакалообразных собак Смирнов обнаружил параллельную изменчивость - укорочение морды и некоторое увеличение ширины ее. Но характерная для шакалов узость черепа в клыках сохранилась. И даже применяя индекс Адлерберга, приходится признать справедливым мнение Смирнова.

    Подобные исследования большого числа черепов собак разных пород позволили Шеме (1922) более или менее ясно выделить тип охотничьих собак (decumanidens) и тип овчарок (veltridens). Эти оба типа черепа свойственны домашним собакам, волкам и их гибридам, а у шакалов они не обнаружены. Исходя из этого, автор исключает шакалов из предков каких-либо групп домашних собак.

    Характерным для первого типа (decumanidens) являются длинные теменные кости, короткие лобные и короткие верхнечелюстные. Гомологичные кости у второго типа (veltridens) имеют противоположные отношения. Слабость этой классификации заключается в том, что подавляющее большинство особей в разных породах имеют смешанное соотношение указанных костей.

    Заслугой Шеме является то, что он современные расы собак постарался привести в соответствие с доисторическими основными формами, о чем у нас будет речь в связи с классификацией пород домашних собак.

    В то время как происхождение египетских пород собак от североафриканских шакало-волков нам кажется ясным, много сложнее оказывается вопрос о происхождении собак южноазиатских пород.

    Ареал волков ограничивается Индостаном, где обитает свой подвид некрупного волка (Canis Canis lupus pallipes). Основная длина его черепа, по Браунеру, 195 - 208 мм. В свое время К. Келлер и другие авторы производили от него крупных индийских собак, типа европейского мастиффа. Об этих собаках говорится в греческих произведениях, относящихся к классическому времени.

    Что же касается Индокитая и Индонезии, то мы не знаем пока, какие формы диких собак имелись в тех краях в каменном веке. Некоторые вехи мы получаем при рассмотрении собак париев, собак-баттаков и австралийского динго. На важное значение париев в вопросах происхождения домашних собак особенно настоятельно указывает Антониус (1922). Он, в свою очередь, опирается на большие исследования Штудера (1907) о доисторических собаках; при этом оба автора подчеркивали сходство черепов собак-париев с динго, а строение черепа динго с черепом ископаемой собаки Европы, названной собакой Путятина (C. C.fam. putiatini).

    Штудер разделил домашних собак на две группы - южных и северных. Прототипом южных являются динго, парии и борзые. Северные заключают основную массу пород собак, особенно собак Европы.

    В основном деление Штудера поддержал Штребель, принявший деление собак тоже на две группы - палеарктических (Европа, Северная, Центральная и Восточная Азия) и южных (Южная Азия, Зондские острова, Австралия, Африка). При этом он допускал возможность происхождения домашних собак от волков и, "может быть", от шакалов.

    До тех пор, пока не будут ясны картины жизни верхнепалеолитических и мезолитических народов Юго-Восточной Азии, решить вопрос о происхождении древнейших собак этих краев невозможно.

    Динго и парии. Мы склоняемся к тому, что динго попали в Австралию с человеком и там одичали. Против этого мнения имеется только факт нахождения их костных останков в плиоценовых отложениях Австралии. Но на это тоже есть ответ. Динго делает норы и живет в них, а поэтому его кости, найденные в относительно глубоких слоях земли Австралии, - вторичны. Гораздо более фантастично допущение, что динго - это единственное для Австралии дикое, "истинное", среди всей фауны сумчатых, млекопитающее.

    Что же представляет собою эта загадочная собака? Нам пришлось ее наблюдать в Московском зоопарке, знакомиться с литературой о ней и изучать ее черепа. Судя по фотографии, довольно хорошо отражающей ее внешний облик, это действительно прототип какой-то особой "дикой собаки". Ее не причислишь ни к волку, ни к шакалу.

    Кроме того, динго не одинок. На крупных островах, ближайших к Австралии, в частности на Таити, на Новой Зеландии, по свидетельству Кука, имелись, теперь уже исчезнувшие, свои полудомашние собаки.

    По свидетельству Кольбругге, на Яве была похожая на динго, тоже теперь вымершая, дикая тенгеранская собака (Canis tenggerana Kohlbrugge). Она имела красно-коричневый окрас с черными полосами. Существование подобной дикой собаки заставляло исследователей считать и динго за дикую форму.

    В настоящее время всюду встречаются ввезенные европейские породы собак, а местные вымерли или поглотились ввезенными. Исконные австралийцы содержали динго в полудомашнем состоянии. Путешественники, знающие динго на его родине, считали его одомашненным волком и описывали его диким и злым.

    По образу жизни динго скорее напоминает шакалов, чем волков. Стаи для охоты у него малые: 5 - 6 особей - это самка и ее детеныши. Однако около падали они собираются в больших количествах. Нападают динго и на овец, особенно на ягнят.

    Самка рождает обыкновенно 6 - 7 щенят в пещере или под корнями деревьев.

    В зоопарках динго приучаются лаять. С домашними собаками легко скрещиваются и дают плодовитое потомство, хотя общаются с ними неохотно, напоминая этим волков.

    Окрас шерсти динго варьирует: чаще они рыже-красные, но бывают черные и белые. Подшерсток сероватый: кроющие волосы красно-желтоватые. Размерами динго похожи на европейских овчарок среднего роста. На голове развиты баки, уши меньших размеров, чем у волков. По строению тела, особенно передних конечностей, они близко стоят к волкам.

    Изучавшиеся нами черепа динго напоминали, по общему впечатлению, черепа эрдельтерьеров, а по стройности были более близки к шакалам, чем к волкам. Некоторые из имевшихся в нашем распоряжении черепов динго были очень схожими с черепом волчьего шакала. Сагиттальные гребни выражены довольно слабо, но затылочный бугор выдается резко. В теменной области черепная коробка выпуклая и боковые стенки к основанию черепа идут почти отвесно. Височное сужение не резкое, шире глазничного. Лоб невысокий, но с глубокой продольной бороздой. Надглазничные отростки слегка наклонные, с выемками. Протуберанцы сходятся в области шва. Боковые стенки морды спадают отвесно. Перегиб в профиль выражен слабо. Основная длина черепа колебалась от 165 до 178 мм, а в среднем составляла 171 мм. Массивность зубов, в частности плотоядного, имеет промежуточный характер между шакалом и волком. Длина плотоядного зуба равняется двум задним. Среди черепов динго имеются экземпляры с большими и меньшими следами одомашнения.

    Некоторые авторы, такие как Штудер, Штребель, Антониус, большое место в вопросах происхождения домашних собак уделяли собакам-париям. Это бесхозяйные собаки, массами обитавшие во многих южноазиатских городах и в Египте с древних времен. Признание древности их существования дает право искать среди них собак, напоминающих первичных домашних. И в этом смысле через них стремятся перекинуть мост к диким собакам типа динго. По Штудеру, парии были распространены на юг от Гималаев - по Индии, Зондским островам. Эти места действительно могут сохранять корни собак южного происхождения. Роль их всюду была сходной: это уничтожение отбросов городов и селений.

    Мы не будем подробно останавливаться на описании париев, скажем лишь, что они не всюду однообразны. Среди них можно было видеть разные типы, в разной степени приближающиеся к современным породам. Были гончеобразные, борзообразные, овчаркообразные и другие типы. Нам пришлось видеть этих собак в Стамбуле перед их эвакуацией из этого города. И там они не были однотипны. Наоборот, среди них попадались похожие на волков, на гончих, на овчарок и на другие породы.

    Замечательно, что существовавшие в Египте и в Юго-Восточной Азии собаки имели все же некоторое сходство. Между тем родичи тех и других, скорее всего, были различными. В Африке местные шакало-волки, в Южной Азии потомки индийского волка и каких-то исчезнувших групп типа тенгеранской собаки и динго. Нам кажется, что 10000 - 12000 лет тому назад, когда в Юго-Восточной Азии шел процесс одомашнения собак, наряду с индийским волком существовали переходные формы шакало-волков, приближающиеся к динго. Они, вероятно, во многом напоминали северо-африканских, чем и объясняется некоторое сходство собак-париев столь отдаленных районов.

    Северные волки и собаки. Таким образом, мы приходим к выводу, что южные (по Штребелю) группы собак (собаки Южной Азии, Зондских островов, Австралии и Африки) произошли от форм, переходных между волками и шакалами. Что же касается северных групп (собак большей части Европы, Северной, Центральной и Восточной Азии), то, как мы увидим далее, родоначальниками их были типичные северные волки. Об этом говорят описанные А. А. Брачнером (1923) собаки каменного века реки Амура. Два черепа этик собак были найдены в кухонных остатках у станции Иннокентьевская на р. Амуре, Первый череп был средней величины (основная длина 165 мм). Браунерт причислил этот череп к типичным северным собакам - лайкообразным. Второй же череп автор отнес к южному типу, так как он имеет много общего с индийским волком, париями и динго. Череп этот несколько длиннее первого (172 мм). Но следует сказать, что, хотя амурские собаки жили у людей каменного века, хронологически это время было далеко не таким ранним, как каменный век в Южной Азии.

    Большой интерес представляют находки черепов собак в слоях Афонтовой горы II у Красноярска, относимые к эпохе мадлен Сибири. Среди многих диких крупных млекопитающих здесь был найден череп типичного волка и другой череп, судя по описанию В. И. Громова (1948), отличающийся от волчьего, но с сильно укороченной лицевой частью при большой ширине небной. Автор говорит, что эти особенности заставляют предполагать существование в палеолитическое время особой крупной разновидности волка или наличие одомашненного волка. Судя по тому, что в слое III, более поверхностном, были найдены только останки волка, нельзя еще говорить о процессе настоящего его одомашнения. Можно лишь полагать, что этот процесс имел спорадический характер и прочно не вошел в обиход людей того времени. Но очень симптоматично, что в другом районе, не у Енисея, а у Лены, в Верхоленской горе, тоже были найдены черепа Canis Canis. По определению А. А. Бирули (1929) и по моим личным впечатлениям, они носили еще более ясно выраженные следы одомашнения. Также и в пещерах Крыма найдены черепа волков со следами одомашнения.

    Древние собаки Египта и Месопотамии. Возникновение домашних собак в Северной Африке представляется довольно ясным. Здесь для одомашнения имелся большой и разнообразный материал среди группы "северных шакалов", близко стоявших к настоящим волкам. Можно также предположить, что в далекие времена палеолита и мезолита в разных местах Северной Африки, а вероятно, еще и в благодатной Сахаре имелось большее разнообразие диких собак, из которых можно было создавать одомашненные формы.

    Разнообразием исходных форм, видов с подвидами можно объяснить поразительное количество пород домашних собак в Египте, начиная с Древнего Царства, а может быть, и раньше, пород оригинальных, являющихся частью прототипами европейских.

    В Египте, судя по сохранившимся рисункам, были изящные борзые, более грузные гончие, шпицеобразные, таксы, а вероятно, и такие породы, о которых мы пока и не знаем.

    Правда, архаическое время не оставило следов такого разнообразия, но и там найдены останки собак, принадлежавших не менее чем к трем типам. И они имели свои обозначения в иероглифах.

    Создание пород в далекие времена Древнего Царства, без зоотехнических и биологических наук, заставляет нас, с одной стороны, допустить длительность эпохи их формирования, а с другой - видеть любовь и выдающиеся способности народа, которые в области селекции животных проявились прежде всего на собаках. Разнообразие материала для породобразования было, вероятно, достигнуто путем естественной подвидовой гибридизации. Насколько в то время было развито искусство приручения, говорят достижения в деле приручения гепардов, гиеновых собак, шакалов. Известно, что шакалы считались животными, посвященными богу Анубису, которого изображали с головой шакала.

    Изучение рисунков с гробниц и других памятников Древнего Египта, привело Штpебеля к выводу, что там существовало не менее 13 - 15 ясных пород собак. О том, что рисунки действительно дают представления о породах, а не о случайных особях, говорит повторяемость тех же форм на совершенно различных памятниках. Есть изображения отдельных собак, свор их, сцен охоты. На изображениях сцен охоты особенно часто повторяются своеобразные борзовидные собаки. Ноги их длинны, туловище поджарое, морда суженная, профиль прямой, уши стоячие, хвост закрученный над спиной. Шерсть их, вероятно был гладкой. Такие собаки (по-видимому, сворами) использовались в охоте на газелей. Наряду с ними имелись собаки типа гончих, более грузные, с небольшими, но нависшими ушами. Были породы собак, весьма похожие на пойнтеров, даже с горизонтальной постановкой хвоста.

    Из четырех известных мне изображений догообразных собак лишь одно являлась грузной, с короткой вогнутой мордой, с повисшими ушами. Остальные три имели прямой профиль головы и уши разной формы; у одной уши, по-видимому, купированы. Этим трем свойственна небольшая поджарость. Были собаки, напоминавшие современных легавых, дворняжек, парий. Тяжелые догообразные собаки, по-видимому, имели азиатскоирано-месопотамское происхождение, с другой стороны, вывозились далеко и собаки египетских пород. Об этом, например, говорится в описании собак с острова Цейлона.

    Согласно Г. Миллеру (1929), ссылающемуся на Ейтеля, при XIX династии называлось 200 собак вида уау и 300 вида унзу. Об этом, а также и о мелких собачках, воспитывавшихся царским писцом Нагар-Гу, известно из оного расшифрованного письма. Выполняли собаки такие функции, как привод в движение водяных колес, перегоны скота, его охрану. Комнатные собаки были в большом почете. После смерти их бальзамировали, по ним носили траур, что связано с посвящением их богу Анубису.
    Собаководство древней Месопотамии по сравнению с египетским нам представляется более бедным. Нам не известны изображения столь разнообразных пород собак во времена Ура или Лагаша. Большинство памятников сохранились от более позднего ассирийского времени. Но изображений собак мало и в это время. От времени Ура есть изображения шпицеобразных форм. Ни коренные жители Месопотамии, ни пришельцы - шумероаккадцы не имели известного нам благодарного дикого материала, каким обладали предки египтян. К Месопотамии близки лишь сирийские волки, золотистые шакалы, только и могущие представлять собою материал для одомашнения. О проникновении иного материала из Египта ил и других мест Азии нам пока неизвестно.

    Типы домашних собак Евразии и их классификация. В последние два тысячелетия именно Европа заняла первое место по созданию разнообразных типов и пород собак. В предыдущих тысячелетиях на первом месте в этом отношении был Египет. К сожалению, установить преемственную связь между породами Египта и Европы через Грецию и Рим пока не удалось. Возможно, что влияние Египта на породообразование собак в Европе не особенно сильно. Скорее приходится допускать в этом отношении параллелизм, что доказывается наличием в Южной Америке некоторых пород собак, сходных с египетскими и европейскими. В свое время Л. Фитцингер (1866) пытался выявить связь между породами собак древних государств Востока и Европы. При этом он ссылался на авторитет античной Греции и Рима - на Ксенофонта, Аристотеля, Варрона, Виргилия и др. Характерно, что все упомянутые авторы, говоря, по существу, о породах собак, дают им обычно лишь географические названия. Ксенофонт называет греческие породы собак так, как и мы бы их называли: "Canes genera duo sunt. Aliae castoriae, aliar vulpinae". Здесь понятие "порода" - выражено словом "род". Аристотель привел в своих сочинениях некоторое количество пород собак Греции:

    1. Крупные эпирские пастушьи собаки, охраняющие стада овец.
    2. Молосские (из Молоссии), несколько меньших размеров, используемые на охоте.
    3. Лаконские (спартанские), якобы возникшие при гибридизации собак с лисицами.
    4. Заведомо удачные помеси между молоссами и лаконскими собаками, славившиеся по всей Греции.
    5. Циренские из Киренаики, рассматривавшиеся как помеси с волком.
    6. Египетские, под которыми, вероятно, разумелись разные породы, вывезенные из Египта (по всей вероятности, и борзые).
    7. Индийские, якобы происшедшие от скрещивания собак тигром. 

    Позднее Аристотель вместо допущения помесей с тигром, сказал более обще: "С каким-то диким зверем, сходным с собакой". Еще позднее он допускал существование индийских собак и в диком и в домашнем состоянии.

    8. Мелитийские с острова Мелита (Мальта) - карликовые.

    О греческих собаках мы знаем из "Одиссеи" Гомера, где в 17-й песне говорится о псе Аргосе царя Одиссея. Из пес ни видно, что греки за 1000 лет до н. э. думали о соотношении между производительностью и экстерьером.

    В Риме продолжали существовать пять описанных Аристотелем пород, но под другими названиями и, кроме того, было и значительное количество новых финикийских пород, созданных в Риме и в Карфагене. Позднее в Рим попали породы собак, создававшиеся в Западной Европе, в частности в Британии.

    Варрон выделил, наряду с лаконскими и эпирскими, собак охотничьих, пастушьих и новую солетинскую породу Южной Италии (Тарент). Другие римские писатели оставил и записи и о породах, среди которых есть возникшие из индийских, мальтийских. Кроме того, упомянуты албанские, борзые, кельтские, сигамбарские, гелонийские, гирканские, мидийские, персидские, сирийские, африканские, метагонтийские - самые грациозные из всех пород, критские, сарматские; иберийские - с Кавказа, сходные с испанскими, британские, ливийские и др.

    Мы видим, какое породное богатство собак было собрано разных стран сначала в Римской республике, а потом и в империи. Из этих пород сохранились сравнительно немногие и перешли в Западную Европу (с измененными названиями).

    К таким породам относятся молоссы (C. fam. molossus), борзые (C. fam. leporarius) и мальтийские, к которым позднее были отнесены болонки; индийские, названные позднее тибетскими.

    Некоторое количество рисунков греческих и особенно римских собак, собранных Штребелем, показывают их родственную связь с современными европейскими породами, причем некоторые из упомянутых основных групп позднее были выведены в разные более мелкие отродья. В частности, это можно сказать о борзых, Борзообразные собаки, попавшие в Рим из Египта, где были еще во время III династии, изображались в совершенной форме; позднее при V - XII династиях они изображались с измененными ушами, по-видимому, подрезанными. Фитцингер считал, что вислоухие борзые произошли от скрещиваний древнеегипетских с волчьим шакалом.

    В предложенной Фитцингером классификации домашние собаки разделены на семь самостоятельных типов - "видов", которые первоначально были дикими или полудикими. Это дворняжки, шелковистые, пудели, таксы (vertragus), охотничьи (sagax), доги (molossus), борзые и голые.

    Одним из подходов к разрешению вопроса о происхождении домашних животных является установление связи между строением скелета или его частей древнейших ископаемых форм, с одной стороны, и современных диких форм - с другой. Для исследования происхождения домашних собак этот принцип был использован, но, к сожалению, лишь применительно к собакам Европы.

    Все же у ряда авторов имеется стремление обосновать на этом материале происхождение всех домашних собак. Следует сказать, что это стремление до некоторой степени оправдано наличием генетической связи собак древних пород с современными европейскими.

    Изучение происхождения домашних собак в Западной и Восточной Европе началось с анализа скелетов ископаемых форм. Особое внимание было обращено на черепа. Ископаемые останки скелетов собак, существовавшие от неолита до железного века, найдены в разных местах Европы. Мы перечислим основные из этих находок:

    1. C.fam. palustris, описан Рютимейером, из неолита Швейцарии. 2. C. fam. matris optimae из-под Ольмютца, относящийся к бронзовому веку и описанный Серделем.
    3. C. fam. intermedium из Нижней Австрии, описана Вольджрихом, отнесена к бронзовому веку.
    4. C. fam. inostranzewi, описан Анучиным из ладожского неолита.
    5. C. fam. putiatini из-под Бологого. Череп этот описан Штудером; по строению он более близок к динго; относится, по-видимому, к ранненеолитическому времени.
    6. C. fam. leineri, также описан Штудером, из раннего нелита из окрестностей Бодмана.
    7. C. fam. grajus, описан Линнеем; ближе всего стоит к предыдущему типу; обладает сборными признаками черепа борзообразных собак. Их родоначальник не найден в доисторических отложениях, но Штудер среди парий находил как бы начальные стадии образования породы.
    8. C. fam. decumanusmun, самый близкий к волкам; описан Hерингом; относится к доисторическому времени.

    Перечисленные нами типы собак, за исключением типа C. fam. grajus, выделены на основе сходства черепов ископаемых, давно живших собак с черепами собак основных современных пород.

    Рассматривая признаки исследованных черепов, дававшие авторам право выделить ископаемых собак в самостоятельные "виды", мы нашли, что многие признаки являются аналогичными для разных "видов" и пород и поэтому не могут быть приняты как характеризующие тип. Еще в 1928 году в статье "Об аналогичных признаках черепа собак" мы показали, что типы собак, выделенные на основании признаков исследованных черепов ископаемых форм, вовсе не могут характеризовать их особенности, так как они свойственны и другим типам и многим породам. Особенно ненадежны признаки, которыми характеризуются такие черепа, и как череп собаки Иностранцева, собаки Путятиня, догов. Кроме того, в статье даны цифровые стандарты для характеристики черепов, с помощью которых мы смогли подробно охарактеризовать черепа волков, шакалов и разных собак.

    Учитывая сказанное, перечислим, исходя из комплекса типовых и породных признаков, признаваемые нами типы: шпицеобразные, гончеобразные, овчаркообразные, борзообразные, пастушьи. Каждый из этих типов охватывает большее число пород и отродий.

    Первый тип - шпицеобразные собаки, включает основную форму торфяникового шпица, черепа которого впервые обнаружены в свайных постройках Швейцарии, а позднее в Ладоге вместе с черепом собаки Иностранцева. Собаки этого типа имелись в Уре, в Римском государстве, в разных европейских странах, в Китае, в Сибири среди лайкообразных собак (оленные).

    В эту группу входят разнообразные английские терьеры и немецкие пинчеры. Часть из этих пород скрещена с другими типами, часть превращена в карликовые формы. Возникновение этого типа, вероятно, связано с измельчанием одомашненных более крупных форм, происшедших из волкошакалов. Это - частью пушистые, длинношерстные, частью и с другой формой шерсти, отличающиеся значительной подвижностью и чуткостью.

    По назначению - сторожевые, для забавы, а в Китае - мясные (чау-чау). Среди терьеров и пинчеров выведены и крупные формы служебного назначения - эрдельтерьер, бультерьер, доберман-пинчер. Последний, правда, получен в результате сложного скрещивания.

    Второй тип - гончеобразные. Гончие собаки первоначально возникли в Северной Африке и произошли из одомашненных волко-шакалов. Дальнейшая эволюция того типа была результатом подбора. К гончеобразным относятся настоящие гончие и выведенные из них легавые охотничьи собаки. Этот тип хорошо был представлен в Египте, а позднее и во многих других странах, в том числе в Греции, Риме и во всей Европе.

    На собаках этого типа лежит печать приспособления к относительно скоростному бегу. Согласно Н. А. Смирнову, такой тип бега вызвал укорочение лицевой части в области межчелюстной кости, а также и мозговой части черепа; но ширина черепа увеличивается.

    Гончие всюду довольно массивны, с широкой головой, с повисшими длинным и в разной степени ушами. Относимые к этому типу легавые собаки возникли при охоте с сетями, когда они должны были лечь, чтобы накрыть их сетью с обнаруженной ими дичью. Далее эволюция пошла по выработке длительной стойки. Так сформировались пойнтеры, сеттеры, немецкие легавые и другие породы. Самая мелкая из них - спаниели и особенно эпаниели. Из последних выработаны карликовые породы для забавы. Наиболее сильные отличия имеют таксы, мутационно возникшие собаки с укорочением и изгибом ног. Характерно, что таксообразные формы независимо возникли в Египте, Южной Америке (у инков) и в Европе.

    Третий тип - борзообразные несет на себе отпечаток приспособления к скоростному бегу. Для собак этого типа характерны длинноногость, поджарость, вытянутая удлиненная и суженная голова. О быстроте бега борзых говорит, например, сравнение трех цифр. Американский волк пробегает одну милю за 3 мин, фоксхаунд, как представитель гончих, - за 2 мин 40 с, борзая - за 2 мин. Быстрее бежит антилопа-вилорог и кровная скаковая лошадь, которая пробегает одну милю за 1 мин 40 с. Одна борзая на ипподроме в Ленинграде показала скорость бега 18 м/с - это скорость ветра в 8 баллов.

    В отдельные моменты, броском, скорость движения борзой достигает силы штормового ветра. Однако за все врем я охоты, за целый день, она проходит самое большое 20 км. В то же время гончие могут без устали бегать целый день от зари до зари, пробегая за 1 ч от 16 до 20 км, а за целый лень - 80 - 110 км и более. Отличаются борзые от гончих более тонкими костям и, сухой мускулатурой, большей длиной предплечья по сравнению с плечевыми костями и лопаткой и голени по сравнению с бедренной костью. Шея у них тоньше и длиннее. Имеют они глубокую, но узкую грудную клетку, тонкую кожу со слабо развитой клетчаткой, почему и губы и щеки их всегда натянуты и без следов "брылясности", часто встречаемой у других пород; шерсть мягкая, на ушах гладких собак бывает иногда удлиненная, вьющаяся или волнистая шерстка, ее называют "буркой". Хвост, не без остроумия, у борзых называется "правилом", при скачке он играет главную роль, помогая преодолеванию зигзагов в погоне за зверями. Поэтому странным кажется слабый, загнутый кверху хвост у древнеегипетских борзых. Естественно, что гончие характеризуются признаками, обратными борзым.

    Как мог возникнуть подобный тип? По-видимому, как и предыдущий, из местных волко-шакалов. Северной Африки или щакало-волков. Они ведь не однообразны и не обитали в каком-либо одном географическом ландшафте, и добыча поэтому у них бывала разной. Поэтому один из одомашненных типов легче в определенных условиях мог совершенствоваться человеком в направлении специфики гончих, а другой - в направлении борзых.

    Но решительно сказать, произошли ли евразийские борзые от африканских или они возникли независимо из других родоначальных форм, пока нельзя.

    Во, всяком случае, наличие нескольких отродий борзых собак в Италии говорит о том, что заячьи собаки "Canis fam. leporarius") туда могли попасть из Африки как через Карфаген, так и через греческие колонии. Высоко ценятся у туарегов смогги, у туркмен - тазы.

    Четвертый тип - догообразные (пастушеский) включает породы самых крупных и сильных собак, ближе всего стоящих к настоящим волкам. Первой обязанностью этих собак была охрана жилья и особенно стал от хищников. Этот сложный тип пастушеской собаки (C. f. pastoralis) по краниологическим признакам ближе всего стоит к догообразным (С. f. decumanus), и судя же, в качестве подтипа, мы включаем собак типа C. f. leineri с удлиненным черепом, похожим на тип ирландского волкодава.

    Большое количество черепов описано из северных областей Европы - как из кухонных куч, так и из стоянок времени мезолита и неолита. Это черепа собак, существовавших до возникновения в Северной Европе скотоводства, что давало возможность употреблять их как запас мясной пищи, и как помощника на охоте. Они по размерам уступали волкам, и часто такие находки сопровождаются останками собак меньших размеров типа торфяникового шпица. Это обстоятельство побудило Бринкмана признать за самую раннюю собаку в Европе - шпицеобразную. Большие же размеры собак, по его мнению, объясняются скрещиванием мелких собак.

    Мы склоняемся к тому, что в умеренной и северной зонах Евразии одомашнивались волки. Сначала, после одомашнения, их размеры уменьшались благодаря неволе, а затем стал и путем Скрещивания с волками вновь увеличиваться. Создание таких мощных собак имело целью охрану стал от волков и других зверей. Поэтому мы и видим, что две тысячи и более лет тому назад, когда и Южной Европе расцветало животноводство, в Греции и Риме появились крупные собаки пастухов (pastoralis). И в Азии всюду, где развивалось скотоводство и были хищники, подобным путем создавались крупные породы собак. Некоторые из них славились далеко за пределами своих стран. Так, было известно сначала об индийских, а потом о тибетских крупных собаках. Они попадали в Месопотамию, в Переднюю Азию, в Грецию. Помимо цели охраны стад их разводили и воспитывали для военного дела и для охоты на крупных зверей. В некоторых странах они выполняли обязанности санитаров и пожирали трупы покойников, что еще недавно случалось в Монголии. Особенно крупными были горные формы - тибетский дог, альпийские (сенбернар и другие), кавказские, пиренейские, узбекские, монгольские, туркменские. Эти собаки тяжелого склада и сырой конституции. Часть их имеет длинную шерсть, часть короткую. Последние, по-видимому, дали некоторые породы европейских догов: мастиффов, бульдогов. Шерсть у отдельных представителей даже внутри породы бывает разная, в качестве примера укажем на сенбернаров.

    Пятый тип - овчаркообразные собаки, вероятно, возник иначе. Собаки этого типа, судя по черепам C. f.matris optimae, появились в Европе в бронзовом веке при усилении развития овцеводства и земледелия. Работа их состояла в пастьбе стад, помощи пастухам. Возникли эти собаки, вероятно, разным путем. Из лайкообразных форм была создана у ненцев оленная собака. В Европе же, во всяком случае в Западной и Средней, в свое время тоже имелись лайкообразные собаки. И из них тоже создавались "овчарки". Кроме преобразования пастушьих собак для создания ряда пород практиковались и скрещивания их с охотничьими. Иначе трудно себе представить появление в роли овчарок таких пород, как шотландская колли или английский бобтайль, а также косматых овчарок Венгрии и Украины.

    Часть пород овчарок оказалась весьма пригодной для выполнения служебно-розыскных и военных обязанностей.

    Из этого типа, так же как из пастушьих собак, не возникло никаких порол для забавы или вообще карликовых.

    Вне приведенной выше классификации остались лайкообразные собаки и парии. Это объясняется тем, что, как показало наше исследование черепов лаек, у них встречаются черепа почти всех вышеназванных краниологических типов. Поэтому их можно классифицировать не на основании краниологических признаков, а только по внешним данным, повадкам и ареалам. Почти то же самое следует сказать и о париях. Для этого достаточно внимательно разобрать их индексы, хотя бы по упоминавшейся работе Браунера (1923). Эта изменчивость может, естественно, объясняться тем, что пари и возникал и из различного полуодомашненного и домашнего материала собак различных типов, а сходство в образе жизни оказывало на их внешность некоторое нивелирующее действие.

    Что же касается лайкообразных, то тут не могло быть внешнего нивелирующего действия. Как раз наоборот Среда и направление подбора приводили к образованию из лайкообразных собак ряда пород и отродий.

    Внешне лайкообразные собаки отличаются стоячими ушами, загнутым вверх спирально изогнутым хвостом, длинной прямой шерстью, мордой без резкого перегиба, иногда совсем прямой, плотно облегающей кожей на челюстях и, как показывает их название, громким лаем при обнаружении зверя или промысловой птицы. В основном это охотничьи собаки на мелкого и крупного зверя. Последние называются медвежатницами. Отдельную, довольно легко различаемую по экстерьеру группу составляют ездовые лайки, тоже не лишенные охотничьего инстинкта.

    В прошлом лайкообразным собакам при надлежало исключительное господство во всей Скандинавии и в Финляндии. Есть основания полагать, что они заполняли и Среднюю Европу, я возможно, даже и Италию, поскольку оттуда известны средневековые изображения собак этого склада.

    В Скандинавии из лаек выведены культурные породы, сохранившие внешний вид своих исходных форм. К этим породам относятся, например, серый эльгхунд, финская птичья лайка.

    Если сравнить черепа лаек разных отродий и размеров от оленных до ездовых и медвежатниц, то в их строении обнаружатся признаки многих из вышеприведенных краниологических типов.

    Кроме того, выделяют среди них шакалообразных и волкообразных. Ранее широко распространенное разделение лаек по названиям народностей, их разводивших (самоедская, тунгусская, карельская, зырянская, ламутская и др.), теперь постепенно заменяется более комплексным стандартам по производительности.

    * * *

    Езда на собаках на Севере стала применяться, по-видимому, еще в начале неолита. По крайней мере, остатки нарт в Финляндии были отнесены к этой эпохе. Можно смело сказать, что север Сибири, Лабрадор, Аляска, Земли Баффинова залива не были бы так давно освоены, если бы не собаки. На Камчатке косматых ездовых собак запрягают по 4 или 5 пар; в Гренландии 5, 7 или 9 пар. Идут они цугом или "веером". Кормят собак отбросами от свежей или вяленой рыбы, от тюленей, китов, медведей. К человеку они мало привязываются, и по отношению друг другу злобны.

    Думают, что отсутствие лая у этих собак зависит от воздействия человека. Однако щенки все же тявкают, а вырастая, лишь воют и рычат. Лай же их раздается лишь в случаях радости.

    По Тану-Богоразу (1933), собаководство в Америке древнее евразийского. Там преобладает запряжка веером, более удобная для неровного морского льда. Эти собаки тяжелого склада не ходят ни рысью, ни галопом. Они либо идут шагом, либо трусят.

    В Сибири упряжка цугом с узкой нартой удобнее для мягкого пушистого снега. И сибирские ездовые лайки, хотя и слабосильнее американских, бегут рысью и галопом довольно быстро.

    Собаки Америки. Происхождение домашних собак в обеих Америках долгое время оставалось загадкой. Большое разнообразие видов рода заставляло искать там для них особых диких предков. Однако благодаря исследованиям Аллена показано, что в Америке не было своих очагов одомашнения собак. Домашняя собака вошла туда с переселенцами через Берингову сушу и распространилась по всей территории обеих Америк.

    Когда же у некоторых народов Америки культура стала подниматься и дошла до рабовладельческой формации, то были созданы и свои культурные породы собак. Некоторые из них употреблялись на мясо, так как других мясных домашних животных в Америке не создавали.

    Кроме мясных форм собак, там, по описанию Неринга, созданы и другие, сходные с европейскими и египетскими породы. Особенно было развито собаководство у инков; интересно, что инки сохраняли трупы собак в виде мумий. Неринг выделил среди них три ясных типа: овчаркообразных, таксообразных и бульдогообразных собак. Первый по внешнему виду скорее напоминал лаек, чем овчарок. Среди этих типов есть формы и более и менее удаленные от примитивного торфяникового шпица. Поэтому говорить можно и о разных породах. Европейцы застали в Америке также и другие формы собак. В Бразилии были собаки для охоты на косуль, сходные с нашими борзыми, но со стоячими ушами и прямым хвостом. Известны и бесшерстные южно-американские собаки.

    Все сказанное позволяет предположить, что в Америке шел независимый процесс породообразования, создавший на первый взгляд формы собак, параллельные имевшимся в Старом Свете. Но при более глубоком анализе у них обнаруживаются и своеобразные черты, отсутствовавшие в параллельных породах Старого Света.

    Эволюция домашних собак. Худо ли, хорошо ли, но зоологическая классификация собак в значительном числе случаев позволяет сулить о степени родства - близости или дальности в отношениях между породами. Знание степеней родства в этом случае особенно важно для понимания направления эволюции домашних собак, путей преобразования. Они видны особенно ярко внутри отдельных типов, примером чему может служить разнообразие пород, созданных внутри типа борзообразных собак или внутри типа шпицеобразных.

    В некоторых случаях путь преобразования удается проследить буквально шаг за шагом.

    Одни из этих преобразований возникли путем селекции внутри породы и приводили к постоянным изменениям, как это видно в породе колли. Соответственно изменился и стандарт. Другие путем скрещивания. Примером из недавней практики может служить доберман-пинчер - порода, возникшая из тройного скрещивания с дальнейшим подбором. Тем и другим путем создавались породы исключительно большого разнообразия. В одних из них средний вес 1,5-2 кг, у крупных 50 кг.

    Чтобы разобраться в породах домашних собак и так или иначе систематизировать их, следует учитывать повторяющиеся параллельные признаки не только в разных типах собак, но и в одной и той же породе.

    Из выдвигаемых семи - восьми типов собак мы возьмем пять.
    1. Шпицеобразные.
    2. Гончеобразные.
    3. Борзообразные.
    4. Догообразные.
    5. Овчарки.

    Эти пять основных типов наиболее богаты расами, а следовательно, и возможности сравнения их велики

    Из признаков рассмотрим форму ушей и хвоста, шерстный покров (псовину), а также некоторые краниологически признаки. При этом следует иметь в виду, что мы берем признаки, не только существующие и имеющие стандарт расы, но и те проявляющиеся иногда в пометах формы, которые при поддержании породы рождаются, но обычно выбраковываются как нестандартные.

    Форма уха. Уши диких Canidae - стоячие. Длина их варьирует у представителей разных видов и родов этого семейства. Наиболее длинные уши у представителей африканского рода Otocyon; с другой стороны, подобные же уши в роде Canis фенеков. Малые уши имеет, с одной стороны, род Speothos (Acticyon) лесная собака Южной Америки, а с другой - в роде Canis песец.

    Большинство диких собак имеют уши средней длины. У домашних собак мы встречаем в разных породах очень большое разнообразие формы ушей, которые можно разделить на 7 следующих категорий: 1) стоячие, построенные по типу большинства диких псовых; 2) стоячие со спадающей вершиной, не прикрывающей слуховые отверстия; такие уши обычно направлены в стороны; 3) клапанообразные, направленные вперед ил и назад, со спадающими вершинам и, которые прикрывают слуховое отверстие; 4) лежачие, когда вся наружная слуховая раковина имеет повисшее положение, оставаясь, однако, короткой, едва заходящей за линию глаз; 5) лежачие, длинные, доходящие до линии рта и даже свешивающиеся ниже шеи: 6) лежачие скрученные уши, образующие как бы трубку; 7) уши, известные под названием розовидных.

    У ряда современных пород теперь или в их филогенезе мы встречаем указанные формы ушей. Некоторые из них проявляются только как мутации или, может быть, как комбинации, если порода произошла в результате гибридизации. В том случае приходится учитывать и вымершие породы, например египетские, а также онтостадии уха, как, например, при повисании его или поднимании.

    Иногда в эволюции одной и той же породы происходят разные изменения формы ушей. Это происходит при изменении стандартов и благодаря селекционной работе. Как пример, можно указать на породу колли, которая, но Штребелю, имела в своей истории три формы ушей.

    Форма хвоста. В форме хвоста мы различаем следующие семь основных категорий: 1) спиральный хвост, который может быть закручен в правую ил и левую сторону, причем предполагается, что конец хвоста выходит за пределы кольца и начинает делать вторую спираль; 2) прямой хвост, то есть хвост, являющийся как бы продолжением спины, который собака преимущественно в периоды работы держит прямо; 3) крючковатый хвост, когда изгиб имеется только на задней трети хвоста, причем он может быть в разных плоскостях; 4) саблевидный хвост, когда изгиб падает на среднюю часть; 5) серповидный хвост - короткий и может загибаться на спину, но не настолько, чтобы образовать кольцо; 6) зачаточный хвост - у форм, которым можно дать название куцых, то есть где наружная, свободная часть хвоста или вовсе отсутствует, или же выражена небольшим рудиментом; 7) штопорообразный, то есть короткий хвост, имеющий по своему протяжению несколько изгибов в разных плоскостях.

    Кроме того, хвосты характеризуются и характером оброслости.

    Шерстный покров. В нем мы различаем 11 категории: 1) гладкошерстные собаки, у которых шерсть короткая, плотно прилегающая к телу, 2) средне-короткошерстные, у которых шерсть короткая, но длиннее, чем у первой категории, и не прилегаюшая; 3) средне-длинношерстные, где шерсть уже отвисает, но все же не слишком длинна; 4) очень длинношерстные, но с прямой шерстью; шерсть свешивается с туловища и частью с головы собаки; 5) игло-короткошерстные, где характер шерсти щетинистый, но она остается прямой; 6) жесткошерстные - близкие к предыдущей категории, но где шерсть все же является несколько извитой или слегка курчавой; 7) шелковистые, со сравнительно тонкой и мягкой шерстью; 8) волнистошерстные, где шерсть длинная, но не курчавая, а образует довольно крупные извивы; 9) курчавые и взъерошенные, где шерсть образует завитки, которые или правильны, или образуют неровные, разнофирменные изгибы при большей жесткости шерсти (эту категорию, вероятно, нужно разделить на две); 10) косматые или косматошерстные, где изогнутая, средней жесткости шерсть образует неправильные космы; 11) голые - собаки совершенно лишенные шерсти на большей части тела.

    Помимо внешних признаков, имеются и краниологические. Еще в 1928 году в статье "Аналогичные признаки в черепе собак" дан ряд признаков черепа, встречающихся в разных типах и породах собак. Были исследованы формы и размеры разных частей черепа (то есть признаки качественные и количественные).

    Исследовалась форма различных элементов черепа: надглазничные отростки, лоб, глабелла, задняя часть середины неба в области шва, взаимоотношение точки "nasion" и лобно-верхнечелюстного шва, форма черепной коробки, положение задней границы неба по отношению к задним коренным зубам; длина морды, ширина морды, ширина лба, высота лобного треугольника, степень височного сужения, высота сагиттального гребня и пр.

    Исследуемые признаки были разбиты на соответствующие категории, например; надглазничные отростки - на горизонтальные, спадающие гладкие и выемкой; лоб - плоский, вогнутый и слегка выпуклый; лобный треугольник - низкий, средний, высокий или вовсе отсутствующий; морда - различной длины и т. д.

    Оказалось, что одна и та же категория какого-либо из перечисленных признаков может встречаться в черепе собак разных типов. Только, в отличие от предшествующих групп, мы здесь не всегда знаем, все ли признаки наследственны, если встречаются не как расовые, а лишь как индивидуальные. Так, форма надглазничных отростков, форма и ширина лба, ширина в скулах, форма неба и, может быть, некоторые другие из 18 проанализированных признаков будут как раз не расовыми признаками, в противоположность трем - расовым, т. е. заведомо наследственным признакам (длина и ширина морды, форма затылочной дыры, форма глабеллы).

    Пока приходится ограничиваться здесь немногим, поскольку мы, во-первых, не имеем расовой характеристики черепов, во-вторых, еще не знаем характера наследственности вышеуказанных признаков. Но и при этих оговорках все же можно отметить, что многие одинаковые краниологические признаки встречаются у догов, сенбернаров, овчарок, борзых, шпицеобразных, лаек, легавых, а также у волков и шакалов. Характерно, что в ряде типов встречены, как индивидуальные вариации, все четыре формы надглазничных отростков, три формы лба, три типичные ширины лба; у некоторых пород домашних собак и у волков сходны височные сужения черепа, скуловая ширина, формы небных отростков. Как расовые признаки, встречены типичные лицевые длины: все четыре типа у пород шпицеобразных, три - у охотничьих, два типа - у борзообразных. По три категории глабеллы обнаружены у легавых и шпицеобразных, по две - у догов и сенбернаров. Последние два признака, несомненно, селекционировались, т. е. являются наследственными. Они же, как вариации, встречаются у волков и лаек. Нашими позднейшими исследованиями у лаек был и обнаружены как эти заведомо наследственные признаки, так и признаки, наследственная природа которых не доказана, но весьма вероятна.

    Автор С. Боголюбский, Клуб собаководства (вып. 3)